Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Последние герои империи - Страница 4

—  Это список бунтовщиков, свивпшх гнездо в вашем славном корпусе. Соблаговолите мне их представить! — грозно рыюіул он на перепугаіпюго лейтенанта. — Тащите их сюда по одному!

Заспанных “революционеров” выхватывали прямо с коек и пинками разгоняли по карцерам. Миклуха и Суханов завязали было драку с солдатами, но те, навалившись на них, быстро афутили буш^овщикам руки.

—  Не имеете права! Это незакоішо! — кричал Коля Суханов.

—Молчи, морда каторжная, а то счас тебе зубы почищу! — двинул его прикладом в спину краснолицый фельдфебель.

Увидев Владрімйра, полковник обрадовался как сыну родному.

—  По стопам 6paTija своего идете, юноша, смотрите, наплачетесь!

Еще вчера шефу корпуса жандармов Шувалову поступил донос, в котором указывалось, что в Морском корпусе существует разветвленная организация заговорщиков, “вынашиваютдих плаіп>і ниспровержения правительства и qчIJecтвyющero порядка для того, чтобы освободить народ от ушстспия, устроить лучшие порядки в России...” Там же были и списки заговорщиков.

Управ/яющий Морским министерством вице-адмирал Краббе, получив известие о происшествии в морском училище, немедленно вызвал к себе Епанчина Тот доложил все без утайки, да и что ему еще оставалось. Выслушав Епанчина, Крабе был поражен, брови у пего поползли вверх. Что он говорріл Епапчину, история умалчивает, но, думается, начальник училища получтіл за своих воспитанников по полной программе.

К ЧССП1 Крабе, он был человеком незлобливым, а, ісроме того, выдаюіцймся і^арсдворцем. Адмирал понимал, что чрезмерное раздутие этого де. ла ни к чему хорошему не приведет. Разумеется, можно снять с должности Епанчина и вышать из училища кадет-вольнодумцев, но это вызовет большой скандал. Император, безуаювно, будет раздражен делами в мш! истерстве, и от этого прогадает в первую очередь сам

Краббе. A потому мудрый адмирал, прежде чем выплеснуть гаев наружу, решил провести расследование лично, что было, разумеется, для того времени исключением из правил. История русского флота такого еще не знала, чтобы делами провинившихся кадет лично разбирался сам морской министр.

Утром следующего дня арестовашшх начали по одному возить к управляющему делами Морского министерства. Распорядился об этом сам Краббе, когда узнал о внезапных ночных арестах. Адмирал пользовался особым расположением и доверием императора Александра II и мог позволить себе некоторые вольности по отношению к жандармскому корпусу.

—  Ты не бойся, голубчик, — отечески пробасил он, обращаясь к Владимиру, когда того втолкнули в адмиральский кабинет. — Как твоя фамилия, кто отец, мать?

—  Кадет Миклуха!

—Уж не уважаемого ли Николая Николаевича братец? — вскинул удивленно брови Краббе.

Много лет назад управляющий Морским министерством несколько лет занимался обследованием Арала и Аму-Дарьи и с тех пор всегда особо покровительствовал путешествешшкам и исследователям, проявляя живой интерес ко всему, что касалось географии и океанографии. Покровительствовал Крабе и Николаю Миклухе-Маклаю, а потому личность младшего брата знаменитого путешествешшка вызвала в нем живой интерес

—  Так точно, ваше превосходительство. Я младший! — скромно ответствовал Миклуха,

Из своего угла зло смотрел па происходящее жандармский полковник Левашев, которому министр разрешил присут-стгвовать на допросе, но запретил вступать в разговоры.

—  Да, Николай Николаевич — это наша национальная гордость. Трудішй, но славный путь у него! — пустился в долгие рассуждения управляющий делами министерства,

Лсвашсв раздраженно закашлял, давая понять, что пора приступать к допросу. Краббс недовольно покосился на жандарма.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.