Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Повелители фрегатов - Страница 7

А4ногочислешше войны, которые вела Россия па протяжении XVIII века, создавали дополнительные проблемы. Так, до 1764 года на флоте, как и в армии, не существовало ітравйла о пенсионном обеспечении отставных офицеров. Пенсия (абшид) выдавалась лишь в особых случаях, и, ісак правило, высшему командному составу. Остальные, в том числе увечные, бедствовали, а то и вовсе нищенствовали

Екатерина II пересмотрела положение о пенсиях. Престарелых морских офицеров, не имевших никаких источников дохода, кроме денежного содержания по слркбе (а таких на флоте было очень много, ибо на морскую службу шли беднейшие представители дворянства), отсылали «навечно» в порты и адмиралтейства, как правило, с половинным окладом. Там инвалиды использовались для посильных дел до самой смерти. Специалыгым указом был определен перечень городов для поселения отставных морских офицеров, так как многие вообще не имели постоянного места жительства. Увечных и больных определяли в специально созданные богадельни. Особенно много распределяли на жительство и попечение в монастыри. Полная пенсия, однако, оставалась только как поощрение для избранных

Вследствие того, что среди офицеров на судах в течение всего XVIII века почти никогда не было не только представителей аристократов и родового дворянства, но даже более-менее состоятельных людей, «все сплошь жили только жалованьем», которое в первой XVIII века было столь незначительным, что позволяло выживать лишь при невероятной экономии. Отсюда и понятная отчужденность морского офицерства от высшего света (где им просто нечего было делать по своей бедности), малое количество браков и преданность службе, так как никаких ИМС1ШЙ, куда можно было бы удалиться, у них просто не было. Особешю плачевным было положение морских офицеров во времена правления императрицы Елизаветы, когда на протяжении десяти лет о флоте вообще как бы забыли, денег почти не выплачивали и в чины не производили. В связи с этим многократно возросло воровство казенного имущества с его последующей перепродажей. Вообще, более-менее решить финансовые проблемы можно было, только выслужившись в капитаны судов и в адмиралы. Только с появлением парового флота с отдельными каютами, отоплением и электричеством начинается приток на флот представителей русской знати.

Со времени императрицы Екатерины на флот стали приходить и дети более родовитого дворянства, порой даже отпрыски отдельных разорившихся аристократов. При этом во все времена весьма поощрялось создание флотгских офицерских династий, отдельные из них, такие как Сенявины, Бутаковы, Перелешины, насчитывали порой по десятку и более представителей.

Исследователи декабристского двйжеішя уже давно провели анализ имущественного положения моряков-декабристов. Заглянем в документы, чтобы хотя поверхностно представить общую картину жизни морского офицерства 20-х годов XIX века. Офицер гвардейского экипажа А. П. Беляев писал в своих показаниях: «Я родился от бедных и благородных родителей». Только после заграничного плавания братья Беляевы собрали наконец, достаточно денег «чтобы обмундироваться, как следует, и сшили себе шинели из хорошего сукна, подбитые левантином». Капитан-лейтенант Н. Бестужев никакого имения не имел. Также как и брат его мичман Петр Бестужев. Их мать имела 34 душ крепостных и была вообще «состояния недостаточного». Братья Бодиско (один лейтенант, другой мичман гвардейского экипажа) своих имений не имели. Неразделенным семейіп»ім имением их владели ліать, четыре брата и три сестры, и состояло оно из 200 душ крепостных в Тульской губернии. Лейтенант гвардейского экипажа Вишневский жил своим жалованьем и был «обременен долгами». Мичман гвардейского экипажа Дивов «по смерти отца... остался... нескольких дней от рождения» и был «воспитан трудами матери, не получившей после мужа никакого имения». Вдова жила только своими трудами «и вспомоществованием благотворительных людей». Что касается лейтенанта Завалишина, то, по его словам, у него: «отец... и мать... умерли, оставив трех сыновей и одну дочь без всякого состояния». Лейтенант гвардейского экипажа Кюхельбекер 2-й тоже был достаточно бедным человеком. Мать его не имела собственности и жила «с дочерью своей, девицей Ульяной, у дочери своей, вдовы...». Лейтенант того же гвардейского экипажа Мусин-Пушкин имел сестру Ольгу, которая была замужем за штабс-капитаном Масловым, за нею было «40 душ, за мужем... 20 душ». Невестка Мусина-Пушкина, бывшая замужем за его братом, отрставным капитан-лейтенантом Степаном Мусиным-

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.