Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Приключения комманданта Брауна - Страница 10

Спустя какое-то время, лейтенант-артиллерист, шедший замыкающим, заявил, что чувствует запах дыма. Подобное замечание на необитаемом острове должно было вызвать по меньшей мере удивление, но, отбивая атаку очередного пингвина, мы не уделили ему должного внимания. Наказание за беспечность не заставило себя долго ждать. В несколько минут небо застлало густыми серыми клубами дыма, и отчетливо послышался треск горящего сухостоя. Стало ясно, что наши, мягко выражаясь, беспечные товарищи, подожгли траву с наветренной стороны. Данный факт не сулил нам ничего хорошего. Не сговариваясь, мы рванули к берегу, до которого по прямой было не более двух сотен ярдов2. Несмотря на небольшую дистанцию, забег заставил нас изрядно попотеть. Огибая бесчисленные холмики, прыгая через высокие кочки, подгоняемые треском пожара и задыхаясь в плотном дыму, мы петляли словно кролики, должно быть, являя со стороны забавнейшее зрелище. Наконец, после отчаянного рывка, стоившего нам нескольких шляп и ботинок, наша компания достигла места, где стоял бот. Запрыгнуть в лодку и налечь на весла, в сложившейся ситуации, оказалось делом нескольких секунд, а уже в следующее мгновенье, узкая полоска песка, на которую мы

Столь своевременно выскочили, скрылась в языках жаркого пламени.

Гребя к нетронутой пожаром наветренной стороне островка, мы изрядно беспокоились о судьбе остальных "отдыхающих". К нашей радости, мгновенно сменившейся праведным гневом, праздные шалопаи, покуривая трубки, преспокойно сидели на берегу и с ленивым любопытством наблюдали за результатом своей выходки. Никому из них даже не пришло в голову, что они нас чуть не поджарили. При виде подобной беспечности у меня сжались кулаки, но, соблюдая субординацию, я делегировал право выразить обуревавшие меня эмоции их непосредственному начальству. Начальство, в лице лейтенанта, тут же принялось объяснять новоявленным Геростратам3 возможные последствия их поступка, уточняя при этом, кто именно породил на свет подобных мерзавцев, и как они закончат свою жалкую жизнь. Чаще всего в обвинительной речи звучали слова "рей" и "веревка".

Пока вершился импровизированный военно-полевой суд, я с горечью наблюдал за бушевавшим пожаром. Сотни взрослых птиц с криками отчаяния кружили над адом, пожиравшим их потомство. Раз за разом какой-нибудь гусь или каранчо4 Падал в пламя, то ли задохнувшись в дыму, то ли опаленный жаром.

На следующий день, желая оценить эффект произведенного опустошения, я отправился на пепелище. Остров имел общую площадь около трех сотен акров5 из которых, я убежден, не нашлось бы и дюжины квадратных ярдов без птичьего гнезда с четырьмя-пятью яйцами или птенцами. На участке, где бушевал огонь, заживо сгорело множество молодых птиц и несколько котиков - наше бездумное и бессмысленное жертво-

Приношение Молоху.

Завершив съемку бухты Порт-Фитцрой, "Даная" переместилась в соседнюю Плезент-Харбор, расположенную чуть южнее и малым ходом вошла в один из ее рукавов. Это был удивительный переход. В верхней части бухты берега сужались, образовывая канал, настолько узкий, что человек без труда мог перебросить шляпу с одного берега на другой. Корвет двигался чуть ли не ощупью. Окружавший нас мир был дик и беззвучен, а берега казались безжизненными. Гуси и утки молча расступались перед форштевнем не проявляя ни капли обеспокоенности. Через пару часов хода, рукав расширился, и корвет стал на якорь.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.