Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Приключения комманданта Брауна - Страница 14

Коротая время, мы раскурили сигары и, облокотившись на скалу, попытались устроиться более-менее комфортно. Оставался шанс, что животные удовлетворятся демонстрацией подавляющего превосходства и уберутся сами. Но канальи даже не щипали траву, кружа вокруг валуна, словно кошки вокруг мышеловки.

Блокада длилась около часа. Сидя на камнях, словно два понурых каранчо, мы изрядно закоченели. На наше счастье, налетевший шквал, сопровождавшийся зарядом мокрого снега, окутал нас, словно облаком. Подобную милость Небес упускать было грешно. Мы с Квином быстро и тихо соскользнули со скалы и почти милю мчались без остановки.

К концу забега начала чувствоваться рана, и я едва мог дышать. Квин, тащивший тяжелый мушкет и сумку с чирками, которую наотрез отказался бросить, тоже хватал воздух, словно выброшенная на берег рыба. Но главное, мы сумели улизнуть, и теперь чувствовали себя в относительной безопасности. Желание стрелять уток пропало. К тому же инстинкт самосохранения не позволял нам сменить пули в стволах на дробь. Решив, что охоты на сегодня достаточно, мы передохнули, наскоро перекусили бисквитами и направились к лодке. До места, где по расчетам стоял бот, оставалось около мили, когда впереди нарисовался темный куст или большой валун, вначале не привлекший с себе особого внимания. Неожиданно, черная масса ожила, и над тростником поднялась огромная голова, увенчанная парой впечатляющих рогов.

-  Провались ты в преисподнюю! - буркнул Квин, увидев, что наше общество быка явно заинтересовало.

-  Если он полезет в драку, придется его прикончить, потому что убежать мы не сможем, - рассудил я.

-  Да, сэр, - согласился Квин, - хотя, лучше бы ему убраться к своим дружкам, а еще лучше к самому Сатане.

Но, последовать дружескому совету Квина тварь явно не желала. Нас разделяло около пятидесяти ярдов. Стараясь сохранять хладнокровие, я тщательно прицелился в его правое плечо, и сразу же за треском выстрела услышал, как пуля ударила в цель. Второй выстрел вышел менее удачным.

Животное взревело и высоко задрав хвост, бросилось в атаку. Вкладывая в стволы последние два патрона, я краем глаза видел, как Квин, вскинул мушкет. Выстрел! Пуля лишь царапнула, бок. Досадный промах! Но удивительно, что Квин вообще умудрился попасть из старушки на такой дистанции. Мазать больше не стоило. Для верности я опустился на левое колено. Квин, стоя чуть в стороне, взял мушкет за ствол, словно дубину, изготовившись к встрече. В голове назойливо крутилась мысль, что околевать на обледеневшем валуне, было гораздо уютнее.

Животное находилось в двадцати ярдах, когда я разрядил в

Него первый ствол. Пуля попала в лоб, но очевидно, не пробила кость и не смогла убить или, хотя бы остановить быка. На мгновенье я почувствовал себя хайлендером 93-го полка, стоящим в "тонкой красной линии" у Балаклавы, на которого мчится русская кавалерия. Когда до противника осталось ярдов десять, я разрядил второй ствол, на этот раз попав в левый глаз.

Обезумев от боли, бык отпрянул в сторону и бросился на Квина. Тот обрушил на нападавшего сокрушительный удар. Приклад мушкета разлетелся в щепки, но бык, даже не мотнув головой, сбил Квина с ног, протоптался по нему и проскочил дальше. На мгновенье я решил, что нам приходит конец.

Противник разворачивался для новой атаки, когда боги войны послали нам нежданную помощь. Из зарослей тассока с лаем выскочил Бастер. Мастифф молнией метнулся к быку и вцепился зубами в мясистый нос. Несколько секунд он удерживал разъяренное животное, давая нам возможность оправиться от первого неистового натиска. Бык ревел, ожесточенно мотал головой, и, в конце концов, стряхнув пса, вновь занялся нами. Громадный, с мордой, залитой кровью, выбитым глазом, он походил на чудовище из ночного кошмара. В течение следующих двух минут наша троица, напрягая каждый нерв и мускул, уворачивалась от непрерывных, хотя и слабеющих атак. Бастер делал все, что должна делать собака, и следует признать - сохранностью своих шкур и костей мы обязаны исключительно ему. В критический момент, он, словно тигр, впился быку в шею, прижав того к земле. Выхватив нож, я бросился подрезать сухожилия, но бык сумел освободиться. Чудом увернувшись от удара, ощущая его горячее дыхание, я все же сумел полоснуть лезвием по связкам передней ноги. Хрящ в суставе подался, и с громким мычанием животное уткнулось мордой в землю. В следующее мгновенье клинок Квина пронзил ему сердце. Перерезав быку глотку, мы бегло осмотрели трофей. Это был крепкий матерый самец, в возрасте

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.