Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Путешествия по Китаю и Монголии - Страница 7

Варе 1887 г. его перевели в Петербург, благодарные коллеги очень тепло провожали его на новое место службы.

Все это — свидетельства незаурядного человеческого и организаторского таланта М. В. Певцова: он сумел собрать вокруг себя помощников из местной интеллигенции, он всегда исключительно (с уважением и вниманием) относился к своим соратникам и вместе с ними строил перспективные планы и искал способы их осуществления. Так, он убедил начальство в необходимости открыть в Омске краеведческий музей, договорился со знаменитыми путешественниками (Г. Н. Потаниным, Н. М. Ядринцевым) и местными краеведами о планомерном пополнении музейных коллекций, сам привез из своего второго путешествия по Монголии целую коллекцию птиц (чучел) специально для этого музея. Но все-таки главным его устремлением были путешествия.

ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ - ДЖУНГАРИЯ. Первое центральноазиатское путешествие М. В. Певцова состоялось в 1876 г. Перед капитаном Певцовым и казаками, находившимися под его началом, была поставлена простая задача — охрана купеческого каравана с хлебом, шедшего из русского городка Зайсан до китайского города Гучена. Но одновременно РГО (которое и устроило эту поездку) поручило ему сбор общих географических сведений об этой малоизвестной пограничной территории. Поездка для Певцова была первой самостоятельной экспедицией и, хотя она длилась всего несколько месяцев, с мая по сентябрь 1876 г, ее научные результаты были высоко оценены в РГО, возможно, потому, что результат между официальным заданием и тем, что он сделал фактически, оказался весьма впечатляющим.

Джунгарская впадина, которую предстояло пересечь Певцову, расположена между огромными горными системами — Тянь-Шанем на юге и Алтаем на севере, состоит она из множества полупустынных и пустынных равнин и нагорий. Предшественников у Певцова на этом пути было немного: в 1654 г. в Джунгарии побывал русский посол Федор Банков, но особых последствий для науки это не имело. Настоящее географическое изучение и описание этой части Центральной Азии началось много позднее, когда в 1864 г. южную высокогорную ее часть (Чиликтинскую долину) обследовали ученые О. В. Струве и Г. Н. Потанин. В 1871 и 1872 гг. Джунгарию посетили географ 3. Л. Матусовский, прошедший из Зайсана в Манас, через оз. Улюнгур, и капитан Ю. А. Со-сновский, напротив, возвращавшийся из Китая в Зайсан также через 03. Улюнгур и Чиликтинскую долину. По их маршрутным съемкам была составлена предварительная карта Северной Джунгарии, которая требовала дополнения и уточнения: некоторые участки этой территории все еще оставались неизвестными, и, кроме того, отсутствовали какие бы то ни было данные по геологии Джунгарии, необходимые для полноты ее географической характеристики.

Маршрут каравана Певцова начинался от Зайсана, расположенного на степной равнине чуть восточнее оз. Зайсан и р. Иртыш, близ границы с Джунгарией. В последней трети XIX в. этот небольшой городок стал отправным пунктом для многих центральноазитских экспедиций (дважды отсюда уходил в свои путешествия Пржевальский, позднее — Робо-ровский, а в 1876 г. двумя месяцами позднее Певцова вышла экспедиция Потанина по направлению к северо-западной Монголии).

Путь каравана, охраняемого конвоем Певцова, пролегал по восточной, менее всего изученной части Джунгарии. Сначала они дошли до соленых озер Улюнгур и Баганур, которые ранее уже посещали русские путешественники, но затем, преодолевая пустыню со скудной растительностью, направились к предгорьям Монгольского Алтая по дороге вдоль долины р. Урунгу, окруженной узкой полоской лиственного леса. Этот отрезок маршрута был совершенно не известен европейцам, более того, оказалось, его плохо себе представляли даже местные жители. Далее дорога резко поворачивала на юг, и вскоре в далеком мареве члены экспедиции смогли увидеть Богдо-ула — самую высокую и могучую вершину Тянь-Шаня. Но чтобы дойти до «исполинской красавицы», пришлось за несколько дней преодолеть сначала суровые центральноазиатские пустыни (сначала Ла-ман-Крюм-гоби, а после краткого отдыха в маленьком оазисе и вторую — Гурбун-Тунгут), обе — западное продолжение великой монгольской пустыни Гоби. И только после этих испытаний караван достиг конечного пункта путешествия — города и оазиса Тучен, расположенных на северных склонах Тянь-Шаня.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.