Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рига в русском сознании - Страница 5

В XVIII веке эти связи стали неизмеримо более тесными, так как Рига оказалась городом Российской империи. Как же относились к ней и к Остзейскому краю, в целом, россияне, какое место заняла Рига в русском сознании?

ГЛАВА I

Рига глазами русских царей В XVIII ВЕКЕ

Первым русским царем, владевшим Ригой, был, как известно, Петр Великий. Его отношение к городу не было неизменным. Во время Северной войны оно изменилось от негативного к позитивному. А ведь до взятия города русскими войсками царь даже назвал однажды город «проклятым местом». Почему же?

Плохое отношение возникло во время пребывания царя в Риге еще до начала Северной войны. В конце марта 1697 г. в крупнейший город Лифляндии прибыло российское Великое посольство, в составе которого под именем урядника Петра Михайлова находился царь Петр I. Вместо заболевшего (или сказавшегося больным) шведского генерал-губернатора Эрика Дальберга посольство встречал подполковник Пальмштраух. В книге «Петр Великий в Риге», изданной к 200-летию присоединения города к России, немецко-прибалтийский историк Константин Меттиг так описал торжественную церемонию: «Сюда явились приветствовать послов подполковник Пальмштраух и майор Ранк в карете Дальберга, шестериком (шестеркой лошадей. — Прим. автора); их окружали 12 гайдуков в королевской ливрее и 10 роскошно одетых пажей и лакеев генерал-губернатора. Магистрат выслал навстречу одного из бургомистров. Позолоченная городская карета, также шестериком, ехала за каретою Пальмштрауха, и за нею около пятидесяти других карет, принадлежащих официальным или частным лицам из свиты Пальмштрауха. За ними следовали 36 «Черных голов» в обшитых позументами платьях, в шляпах, украшенных белыми перьями. Шествие замыкали 140 богато одетых и вооруженных бюргеров, также верхом, со шпагами в руках, с ливреями и трубами. Подполковник Пальмштраух прочел приветствие от имени генерал-губернатора и предоставил в распоряжение гостей 6 больших карет; бургомистр приветствовал их от имени города».19

При въезде послов в город прозвучал пушечный салют. Но, как справедливо отметил рижский публицист первой половины ХХ века Б. Н. Шалфеев, хотя встреча была торжественной, россияне только проехали через город, а остановиться им было предписано в предместье — в деревянном здании постоялого двора. Вскоре начались недоразумения между властями и гостями.20

С чем были связаны эти трения? Рига оказалась первым европейским городом, который посетил русский царь. И, естественно, город вызывал у Петра Алексеевича большой интерес. К тому же ледоход на Даугаве (русское название этой реки — Западная Двина. — Прим. автора) лишил гостей возможности переправиться на другой берег и следовать дальше. Царь использовал ожидание для ознакомления с Ригой. Как писал Меттиг, Петра I интересовали и «образ жизни и занятия купцов и ремесленников и кипучая деятельность в гавани на Двине. Один из бюргеров рассказал, что на второй день Пасхи видел, как царь выехал из Карловских ворот на серой лошади, которую можно было оценить в 10 талеров». 21 (Заметим, что, хотя Петр Алексеевич прибыл в город инкогнито, тайну сохранить не удалось, и слухи о том, что высоченный русский с величественной осанкой — монарх, распространялись по Риге.) Но о каких «недоразумениях» шла речь? Современный рижский историк И. Гусев так описывает конфликт: «Воспользовавшись тем, что из-за ледохода посольство оказалось в безвыходном положении, рижские купцы взвинтили цены для русских втридорога. Неудовольствие возросло еще более, поскольку в богатой Риге не устраивались празднества, на которые посольство явно рассчитывало. Обида усилилась, когда начались столкновения с военными караульными постами. Позднее Петр раздраженно отозвался о своем первом пребывании в Риге, что скупые шведы даже фейерверка не сожгли для его увеселения.»22

Об отношении царя к Риге в то время свидетельствует его письмо к российскому коммерсанту и государственному деятелю, обрусевшему голландцу Андрею Виниусу, сразу же после отъезда из Риги: «Здесь мы рабским обычаем жили и сыты были только зрением. Торговые люди здесь ходят в мантелях, а с ямщиками нашими за копейку м. лаются.». 23

В ночь с 7 на 8 апреля Петр Алексеевич совершил неожиданный шаг: за немалые деньги нанял ботик у купцов из Речи Посполитой и тайно уехал в столицу герцогства Курляндского Митаву (ныне — Елгава). На этом факте хочется остановиться подробнее, ибо мотивы действий Петра не исследованы глубоко российскими историками. Более того. Доказательно объяснить их историки не могут до сих пор, высказываются лишь спорные предположения. Да, генерал-губернатор Дальберг не обеспечил ни бала, ни фейерверка. И то, что царь формально находился в городе инкогнито, на наш взгляд, не оправдывает недостаточного внимания к Великому посольству. Да, русских (в том числе царя) заставляли жить в Ластадии в деревянных домах. Но Петр привык летом жить в деревянном дворце под Москвой, и рижское жилище не должно было его очень сильно смущать. В любом случае, Рига была намного больше и богаче Митавы (куда Великое посольство выехало лишь через три дня), здесь, несомненно, было интереснее, даже несмотря на расположение к царю герцога Курляндского и его стремление хорошо принять монарха великой державы. Чем же определялось поведение царя: вспышкой гнева или же неким неизвестным историкам мотивом? Весьма возможно, что уже никто и никогда не сможет дать стопроцентно точный ответ на этот вопрос. А ни один из вариантов ответа сегодня не выглядит убедительно.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.