Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рига в русском сознании - Страница 7

Как относятся историки, в том числе те, которые подробно писали о пребывании Петра Великого в Риге, к довольно сомнительной версии П. Ша-фирова? Во второй половине XVIII века эта версия была воспроизведена, к примеру, в изданной в 1788 году в Москве многотомной книге И. Голикова «Деяния Петра Великого..»30 А вот в изданной годом ранее и также многотомной книге Ф. Туманского приводятся другие причины Северной войны.31 В XIX веке Александр Сергеевич Пушкин в «Истории Петра» повторил утверждения, будто Петру в Риге грозила опасность. Вот как великий поэт описывал пребывание Петра I в крупнейшем городе Лифляндии: «По приезде в Ригу губернатор не встретил посольства, не отвел квартир — и оно вынуждено было нанять негодные дома в предместии; были около их расставлены караулы, умножены дозоры, учреждены разъезды. Послы от себя направили губернатору жалобы и просили, чтоб с ними поступали по древнему обычаю, но губернатор под видом болезни, извиняясь, что не посетил послов, принял посланного в постеле, а для покупок позволил в крепость входить только шести человекам вдруг, и то под присмотром военных людей и с тем, чтобы они к валам и к укреплениям близко не подходили. Послы вторично требовали объяснения столь неприличным и грубым подозрениям о знатнейших особах государства. На сие губернатор отвечал прямо, что подозрения его имеют многие основательные причины, ибо получено уведомление, что под видом посольства скрывается тайное намерение. За сим обидные поступки губернатора усилились. Русских останавливали у мостов, осматривали, приставили к каждому по два человека с ружьями. Более двух часов не дозволялось им оставаться в городе, Губернатор жаловался, говоря, что люди русские, идучи мимо крепости, снимали с нее чертеж, и грозился, что в подобном случае впредь прикажет по ним стрелять. В это время известили Петра, что губернатор намерен его задержать и что уже заказано никого из русских за реку не перевозить. Петр, оставя посольство, нанял за 60 червонцев два малые бота и тайно выехал в опасное время оттепели в Курляндию и в Митаве дождался своего посольства, которое и было с великою честью принято».32

В 20-е годы ХХ столетия латвийский русский краевед Б. Н. Шалфеев констатировал: «С фактом тайного переезда (таинственного отъезда царя из Риги. — Прим. автора) связано несколько рассказов и легенд, но исторически они мало обоснованы».33 В то же время современный латвийский историк И. Гусев пишет: «Осталось тайной, что заставило царя так спешно покинуть Ригу. Возможно, что досада на недоверчивого и скупого генерал-губернатора побудила Петра ускорить отъезд. Или же действительно существовала некая опасность, которой Петр пытался избежать. Этого мы уже никогда не узнаем».34

Так что же могло произойти в Риге? Не исключено, Дальберг испугался того, что огромное посольство в сотни человек может попытаться внезапным ударом захватить Ригу, и принял слишком строгие меры предосторожности, а россияне, видя усиленные меры безопасности и демонстрацию угроз, заподозрили, будто жизни царя угрожает опасность. Не исключен ложный донос посольству. Этими двумя гипотетическими предположениями анализ причин случившегося, конечно же, не исчерпывается.

Категорично можно утверждать лишь то, что царь относился к Риге негативно и еще в 1709 году считал ее «проклятым местом».

В июле 1710 г. генерал-фельдмаршал Шереметев в золоченой карете въехал в покоренную Ригу. В тот же день жители сдавшегося русской армии города присягнули на верность русскому царю. Не стану описывать перипетий осады Риги и Северной войны в целом, так как это не является темой данной книги. Как воспринималось россиянами присоединение Риги к их государству? Радость от победы была естественной, а торговые люди были довольны и по иной причине. Вот пример реакциии делового человека на сообщение об успехе русского оружия. Петр I сразу же после взятия Риги написал письмо в Москву обер-инспектору ратушного правления Алексею Курбатову и информировал его о случившемся. В ответном письме Курбатов не только сообщал, что устроил в своем загородном доме банкет для московских купцов, но и выразил радость в связи с тем, что теперь европейские богатства найдут доступ в Россию.35 А вот мнение, высказанное через несколько столетий. Известный советский историк первой половины XX века М. Покровский утверждал: «Рига должна была стать русским портом, так как русская торговля уже выросла из Архангельска.»36

Итак, присоединение Риги к России бесспорно было полезно для российской экономики. А для экономики самой Риги? В ХХ веке в Москве в один год вышли две книги с прямо противоположными точками зрения по этому вопросу. В 1937 году советский латышский историк Янис Зутис отмечал: «Рига, самый крупный торговый город древней Ливонии, вплоть до первого раздела Польши была отрезана от своего естественного ИШе^а^а — бассейна Западной Двины, поскольку самая незначительная часть последнего принадлежала России».37 Противоположного мнения придерживался М. Покровский (книги которого трудно отнести к апологетике Петра Великого). Он утверждал:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.