Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рига в русском сознании - Страница 9

Кстати, утверждения, подобные утверждениям Х. Стродса были поставлены под сомнения еще. в XIX столетии. Известнейший российский историк второй половины XIX века С. М. Соловьев, автор многотомной «Истории России с древнейших времен», говоря о причинах Северной войны, отметил, что в 1697 году во время пребывания царя в Пруссии «курфюрст бранденбургский приглашал его усиленно к союзу против Швеции; но царь, разумеется, не мог согласиться на это, имея на плечах турецкую войну».44 Итак, по утверждению Соловьева, в 1697 году ни о каком антишведском союзе не могло быть и речи. А вот как писал С. М. Соловьев о встрече Петра и Августа близ местечка Равы: «.Петр в Галиции близ местечка Равы встретился с новым королем польским Августом II, и, между прочими, разговорами была речь у них о взаимной помощи. Король Август говорил, что много поляков противных имеет, и примолвил, что, ежели над ним что учинят, то не оставь меня. Против чего Петр ответствовал, что он готов то чинить, но не чает от поляков тому быть, ибо у них таких примеров не было; но просил его, дабы со своей стороны помог отмстить обиду, которую учинил ему рижский губернатор Далберг в Риге, что едва живот спасся; что король обещал».45 (Историк цитировал рассказ статс-секретаря Макарова, правленный самим царем Петром. — Прим автора). Далее С. М. Соловьев констатировал: «Но понятно, что от этого летучего разговора до союза было очень далеко.»46 После этого Соловьев рассказал о том, как приговоренный в Швеции к смерти предводитель лифляндского дворянства Иоганн Рейнгольд Паткуль явился в Варшаву и подал королю несколько меморандумов, в которых призывал Августа II вернуть Лифлян-дию Речи Посполитой. Паткуль предлагал Августу II заключить союз с Данией, Бранденбургом и Россией. Историк отметил: «Советы Паткуля были приняты». 47 Вот как в «Истории России с древнейших времен» описываются дальнейшие события: «В Москву уговаривать царя к началу войны с Шве-циею был послан генерал Карлович, с которым под чужим именем приехал и Паткуль».48 Оказывается «инициатора» антишведского союза нужно было уговаривать! И, пересказывая ход переговоров, автор «Истории России с древнейших времен» демонстрировал: Карлович действительно убеждал Петра I, что России выгодно вступить в войну

Другой известнейший российский историк В. О. Ключевский уточнял, что душою союза был ливонский проходимец Паткуль, предназначивший Петру, единственному серьезному участнику этой опереточной коалиции, роль балаганного простака, который за свои победы должен был удовлетвориться болотами Ингрии и Карелии.49 Кстати, с тезисом Ключевского согласен такой известный западный автор, как Алан Палмер. В книге об истории балтийских стран он отмечает, что автором плана войны был именно Иоганн Паткуль (О Петре Великом как инициаторе войны, как видим, нет и намека).50 Добавим, что еще до Октябрьской революции латышский автор П. Дрейманис (псевдоним П. Токарев) в книге «Краткая история латышского народа» емко и лаконично писал о создании антишведского союза: «Польский король воспользовался предложением Паткуля, привлек к союзу против Швеции Данию и отправил Паткуля инкогнито в Москву».51

Война должна была определить не только то, кто будет править Лифлян-дией, но, прежде всего, кто будет владеть в ней имениями. Ирония истории — в начале 17-го века польское государство поставило под сомнение право на собственнность немецких помещиков в Лифляндии, и те обратились к Швеции с мольбой: спасите! Шведы прибрали Лифляндию к рукам, и во второй половине XVII столетия столетия король Карл XI национализировал пять шестых лифляндских имений. В 1698 году предводитель лифляндского дворянства Иоганн Рейнгольд Паткуль обратился к Августу II с призывом вернуть Лифляндию законному владельцу — Польше (а поместья — отдать законным собственникам). У Августа II были свои резоны для войны. Что примечательно, не Москва посылала посольства за границу для организации антишведского союза, а представители Дании и Польши вели переговоры в России. Варшава и Копенгаген, понадеявшись на слабость руководимой юным королем Швеции, так спешили начать войну, что даже не захотели ждать, когда же Россия заключит мир с Турцией и сможет отвлечь на себя часть шведских сил. Полки Августа II уже двигались к Риге, а русским дипломатам предстояло еще почти полгода трудиться для заключения мира с Османской империей. К тому времени, когда русская армия, наконец, двинулась к Нарве, Дания уже успела проиграть войну и выйти из нее!

Добавим, что глубинная причина Северной войны очевидна: Швеция весь XVII век захватывала чужие земли и в конце концов настроила против себя всех соседей. Против нее единым фронтом выступили Дания, Польша, Россия, герцог Курляндский. А вот еще одна точка зрения на то, кто же был инициатором антишведского союза. Компетентный свидетель — шведский король Карл XII — считал виновником польского короля Августа II. В письме к своему «коллеге» Людовику XIV шведский король даже утверждал, что поведение Августа постыдно и заслуживает мщения.52 Мнение шведов о том, кто был инициатором войны, уже в XVIII веке было известно российскому историку Ф. Туманскому, в книге которого о Петре Великом отмечается: шведы утверждали, будто царь начал войну «только по завещаниям союзников своих».53

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.