Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Россия в Средней Азии и на Кавказе: «центр силы» постсоветского пространства - Страница 5

Несмотря на пророссийскую риторику президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева, республика сохраняет проамериканскую и протурецкую ориентацию — курс на усиление независимости и развитию связей с США, Европейским союзом, Турцией и др. Ключ к определению статуса Каспийского моря находится в руках России и Ирана, у которых, кроме всего прочего, наиболее близкая позиция по этому вопросу среди всех стран этого региона. Однако фактически нефтяные богатства Каспийского моря подпадают под влияние иностранного капитала через патронат Азербайджана [7]. Грузия также является плацдармом для выхода западных стран к Каспию. Как заявил в своем выступлении в сенате сенатор Сэм Браун-бек, Грузия — это граница между НАТО и Новым Шелковым путем. Грузия является основным союзником Турции, что очень важно с многих точек зрения: стратегической, военной, коммерческой [72; 95].

Интересы США на Кавказе включают [по: 72; 95]:

- обеспечение независимости и территориальной целостности Грузии, Армении и Азербайджана;

- сдерживание Ирана и исламского фундаментализма до тех пор, пока Тегеран не начнет проводить прозападную политику или в стране не будет установлен другой режим;

- предотвращение дестабилизации на Кавказе, особенно на Северном Кавказе;

- обеспечение доступа к энергоресурсам.

Грузия и Азербайджан при любой возможности стремятся подчеркнуть приоритет интеграции в европейские и трансатлантические структуры. Они регулярно участвуют в совместных учениях НАТО. В Грузии все больший дрейф Тбилиси в сторону НАТО в значительной степени обусловлен военно-технической и финансовой помощью со стороны Североатлантического блока, например, в части обеспечения охраны государственной границы Грузии. Американский исследовательский центр Stratfor (Strategic Forecasting) признает, что главной целью грузинского руководства является присутствие войск НАТО на грузинской территории в качестве гаранта независимости (от России) [96], по причине чего, как считают американцы, вывод российских войск с грузинской территории будет затягиваться на неопределенный срок — реальных поводов достаточно.

Большинство экспертных рекомендаций по обустройству постсоветского Кавказа вольно или невольно ставят во главу угла стабильность Грузии, Азербайджана, Армении [49]. Нередко игнорируется тот факт, что владение территорией Северного Кавказа, вдвое превышающей территорию Закавказья, делает Россию ведущим государством на Кавказе. В западных проектах систем безопасности Кавказа, поддерживаемых Тбилиси и Баку, есть помимо гуманитарной риторики нечто более конкретное и прозаичное — идея военной, экономической и «культурной» защиты Грузии и Азербайджана от «агрессивной» России и ее союзника в закавказском «тылу» — Армении. К последней применяются «комплексные» меры для ослабления ее зависимости от Москвы. Ныне широко пропагандируется концепция, согласно которой юго-восточная граница между Западом и Россией должна проходить по Кавказскому хребту. Как тут не вспомнить «хорошо забытое старое»: в 1853 году Пальмерстон, традиционно неравнодушный к происходящему на Кавказе, заявлял, что сама природа предназначила реки Кубань и Терек на роль естественной границы между «деспотической» Россией и «свободной» Европой, к коей он причислял и северокавказских горцев, ведших, по его словам, «героическую борьбу против самодержавной тирании за идеалы демократии» [49]. Так и в 1917-1918 годах меньшевистское правительство Грузии и мусаватское руководство Азербайджанской Республики видели в европейских экспедиционных частях защитников от «русского большевистского варварства».

Необходимо принять мировоззренческие установки грузинского руководства на однозначное сближение с Западом и с НАТО. Сохраняющийся потенциал российского влияния в Грузии сопряжен с ее территориальным делением: находящиеся под влиянием России автономии (абхазская, аджарская, южноосетинская, армянские районы вокруг базы в Ахалкалаки) не разделяют пронатовскую ориентацию грузинского руководства, однако, как показывает пример Южной Осетии, вести активную политику без поддержки с севера пророссийские группы в Грузии не смогут.

АЗЕРБАЙДЖАН: нефтяное лобби в Москве и трудовая миграция в РФ

Для Азербайджанской Республики (АР), как и для других государств ГУУАМа, главным торговым партнером является Россия: она потребляет практически весь экспорт сельхозпродукции и контролирует поставки азербайджанской нефти на внешний рынок. Однако защиты своего внутреннего рынка от вывоза капитала в Азербайджан посредством малого и среднего бизнеса Россия не ведет.

Население Азербайджана составляет восемь с небольшим миллионов человек. В то же самое время около трех миллионов человек наиболее дееспособного мужского населения находятся на территории России. Мигранты заняты исключительно в непроизводственной сфере — торговле, посредничестве и т. д., поскольку в современных российских условиях это наиболее быстрый и высокоэффективный оборот капитала. Монополизация торговли произошла не только в части колхозных продуктовых рынков, но также рынков промышленных товаров народного потребления. Причем если торговля продовольственными товарами не выходит за рамки существующей связки «Москва и прилегающие к Москве регионы — Азербайджан», то торговля промышленными товарами расходится по многим городам России (прежде всего торговля товарами из Турции). Помимо экономических тесные связи с Турцией подкрепляются языковыми и религиозными (чем?). Принадлежность к разным направлениям ислама (ислам шиитского толка у азербайджанцев и суннитского — у турок) препятствием для сотрудничества не является.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.