Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Россия в Средней Азии и на Кавказе: «центр силы» постсоветского пространства - Страница 7

- активностью тесно связанного с Баку московского лобби из числа чиновников «советского» нефтегазового комплекса и современных нефтяных корпораций,

- обусловленным геоэкономическими соображениями стремлением завязать Азербайджан на российские трубопроводы,

- желанием видеть мир в Нагорном Карабахе и т. д.

В числе других причин следует указать и отсутствие единой российской политики в Азербайджане, ибо было бы неправильным видеть в действиях того же проазербайджанского московского лобби реализацию нероссийских интересов. Но выработкой согласованной с российскими интересами и реальной миграционной ситуацией в РФ должны руководить персоналии, не связанные с нефтяным комплексом. Можно не сомневаться, что при определенной благоприятной ситуации российские и азербайджанские «нефтяные бароны» сумеют договориться о приемлемом взаимодействии, но должно ли российское государство ради их интересов пренебрегать своей внутренней безопасностью? Можно ли обеспечить последнюю в российских регионах без активизации ее потенциала «центра силы» в СНГ? Последний, как следует из определения, реализует политическими в том числе средствами свои экономические и иные цели. Повороту Азербайджанской Республики лицом к северу может помочь лишь жесткая позиция России в отношении вышеотмеченной торговли азербайджанской диаспоры. Ни одна страна Запада не будет возмещать те средства, и тем более простому населению республики, которые Азербайджан получает из российских регионов. Азербайджанская Республика ничем, никакими призрачными или реальными доходами от сдачи своих месторождений западным ТНК не сможет компенсировать ту часть прибыли, которая приходит из России. Это должно быть четко заявлено Азербайджану.

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ экономический район: необходимость индустриализации

Традиционно в понятие «Северо-Кавказский экономический район» (СКЭР) включаются Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, республики Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия — Алания, Карачаево-Черкесская, КабардиноБалкарская, Чеченская республики [30]. В целом этот регион не имеет ни естественных географических, ни этнических границ. Также вышеперечисленные административные образования по существу не связаны между собой экономически. Этническая ситуация чрезвычайно пестра и осложнена неравноправным положением народов Северного Кавказа по отношению к центральным, в прошлом к союзным, а ныне к федеральным властям: из 33 достаточно многочисленных для Северного Кавказа народов собственную государственность имеют только восемь: адыгейцы, карачаевцы, черкесы, кабардинцы, балкарцы, ингуши, чеченцы, осетины и несуществующий этнос — дагестанцы. В наши дни появились новые диаспоры — украинская, татарская и туркменская. Борьба за представительство в местных властных структурах — республиканских, краевых, районных, поселковых — обостряет противоречия за счет роста местнических и «клановых» притязаний на власть. Дальнейшее «огосударствление» территорий по национальному признаку в еще большей мере обострит общую ситуацию в регионе [30].

Проблема имеет несколько уровней. 1-й уровень: глобальный. Противостояние в масштабах планеты двух систем, условно называемых «Север» и «Юг», часть исследователей называет противостоянием цивилизаций, имея в виду исламский «Юг» и христианский «Север». Некоторые считают, что друг другу противостоят формационные структуры - капиталистические страны против феодальных государств [30]. Есть мнения, что столкновение «Севера» и «Юга» отражает борьбу старой иерархической и новой сетевой организации управления территориями, населением и экономикой [42].

Представляется, что любая однозначная дефиниция в этом плане не будет отражать в нужной мере существа явления и для целей практической политики лучше ограничиться реальным описанием «дуги напряженности». В данном случае под термином «дуга напряженности» (она же «евразийская дуга нестабильности») понимается часть государств, расположенных в условной зоне, ограниченной на западе Гибралтаром, а на востоке — Пакистаном. Северная граница «дуги нестабильности» проходит по южным окраинам России, а южная — по северной части Африки, переходит на Азиатский материк, захватывает Переднюю Азию, Иран, Афганистан и Пакистан. Полагаем, что и такое пространственное выделение «дуги напряженности» неполно и по существу не отражает реальной ситуации. Нестабильная ситуация охватывает значительно более широкую часть Земли. В «дугу напряженности» следует включить почти всю Африку, часть Ме-зоамерики и северные районы южноамериканского материка, большинство стран Юго-Восточной Азии и часть Европы — бывшую Югославию и территорию бывшего СССР. Иначе говоря, «дуга напряженности» — это условная «дуга», нечетко очерчиваемая на географической карте, и, по мнению авторов доклада, следует выделить иной, чем ислам, классифицирующий признак этого явления социальной и политической нестабильности (в ставшем привычным понимании «дуга напряженности» идет лишь по границе исламского и неисламского мира, а также между различными исламскими государствами).

Объединяет все эти страны присущая им общинно-деспотическая формация, выросшая из азиатского способа производства. Главное в этой системе — мелкотоварное сельскохозяйственное производство на небольших земельных наделах, отсутствие национальной современной производящей индустрии. Основное место в жизнеобеспечении населения стран, входящих в систему «дуги», занимает добыча и вывоз полезных ископаемых, т. е. высшая форма присваивающего, а не производящего хозяйства. Географические условия стран условного «Юга», по большей части, резко неблагоприятные. Поэтому затраты труда на получение единицы продукции (например, 1 центнера пшеницы) в орошаемом земледелии были и остаются в шесть (!) раз больше, чем в европейском типе земледелия [30]. Что же касается современной капиллярной технологии орошения (например, Саудовская Аравия), то оно и изобретено, и производится на «Севере». Ни одно из государств «Юга» по большому счету себя продовольствием, без вмешательства «Севера», не обеспечивает. Особенно тревожно положение в таких странах, как Афганистан, Таджикистан и Алжир, где сегодняшняя ситуация обострена до предела [30].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.