Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русское пограничье с ятвягами и литвой в X—XIII вв - Страница 4

Неустойчивость политических институтов и отсутствие письменности, способной запечатлеть «традицию» и сохранить ее на века, сказывались на особенной изменчивости и текучести «варварской» идентичности. Выражение и проявление этого «чувства принадлежности», как и любой этнической идентичности, было ситуативно — то есть, зависело от конкретных исторических условий. Это не означает, что оно не было связано с эмоциональной привязанностью к своему языку, культуре, родственникам, территории рождения и проживания. Но, кроме этого, основой для самоидентификации было социальное положение, политическая лояльность, род занятий, степень мобильности, широта кругозора, наконец, свойственная каждому человеку картина мира со своими верованиями, различными смыслами, которыми наделялись люди, элементы материальной культуры, социальные институты, делившиеся на «свои» и «чужие». Для оценки археологических источников важно то, что коллективная солидарность могла выражаться в материальной культуре с помощью «символического стиля» — в использовании особой одежды, причесок, орнаментов, предметов, несущих смысловую нагрузку и издалека показывающих своему или чужому, кто есть кто13. Возможно существование разных уровней идентичности: языковой, территориальной, социальной или религиозной.

О большинстве «варварских» этнических групп Средневековья нам известно исключительно из посторонних описаний — под примененными в них обозначениями часто скрываются не реальные самоидентификации, а образы ментальной географии, сформированные соседями для отражения противоречивой и изменчивой реальности, которую необходимо было как-то понять и обозначить. Именно взгляд со стороны стремился внести порядок в хаос, но этот взгляд основывался не только на полученной информации об описываемой группе, но и на собственных традициях интерпретации этнических различий (в случае с греческими и латинскими писателями— на классических стереотипах восприятия варварского мира).

Один и тот же «этноним» мог употребляться в различных смыслах (для обозначения политических, социальных, культурных, территориальных, языковых различий), меняющихся со временем и в зависимости от описываемой ситуации. Даже если он был взят непосредственно из варварской среды, его значение среди самих варваров нередко сильно отличалось от образа, сформированного соседями. Этот образ мог оказывать обратное влияние на представления тех коллективов, для описания которых он существовал, ведь, как заметил Ю. М. Лотман, «“варвар” создан цивилизацией и так же нуждается в ней, как и она в нем.... Безразлично, видит ли данная культура в “варваре” спасителя или врага, носителя здоровых моральных качеств или развращенного каннибала,

Она имеет дело с конструктом, построенным как собственное перевернутое отражение»14.

Сила письменного слова создавала новые образы чужаков, но после принятия варварскими элитами христианской культуры и появления собственной литературной традиции эта же сила делала их идентичность несравнимо более устойчивой.

Так, при всех различиях подходов разных авторов, выглядит картина «этногенеза» — непрерывного процесса интерпретации социальных, политических и культурных особенностей. Вместо абстрактных монолитных этносов, как непрерывных игроков истории, в центре внимания исследователя оказываются процессы конструирования этнических различий, возникновение новых политических и социальных организмов, восприятие их извне и «реконструкция» этнических групп, связанная с передачей традиции и коллективной памяти.

Постепенно смену подходов начинают замечать историки и археологи Центрально-Восточной Европы. Значительную роль в перенесении на славянский материал теории этничности сыграло исследование Ф. Курты о ранних славянах15. Еще раньше Д. Тржештик поставил под сомнение существование в раннем Средневековье нескольких монолитных чешских племен16. Прочно закрепившуюся в науке концепцию существования отдельных польских племен до Мешка I оспорил П. Урбаньчик17.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.