Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русское пограничье с ятвягами и литвой в X—XIII вв - Страница 5

Еще в 1916 г. С. М. Середонин пришел к выводу, что «из местных названий XI века летопись сделала “племена” восточного славянства»18. Последующие исследователи, критикуя взгляд Середонина, все же отмечали, что общность летописных древлян, кривичей, дреговичей не была основана на кровном родстве, в связи с чем по сей день продолжаются попытки назвать их «союзами племен», «территориально-политическими союзами», «племенными княжествами», «раннегосударственными княжениями», «славиниями», «конфедерациями»19. Но может ли из упоминания какого-то названия в летописи автоматически следовать вывод о существовании единой политической организации? Как отмечал еще М. К. Любавский, картина расселения славянских группировок была

Создана не современником событий20. Подобно современным историкам, летописцы второй половины XI - начала XII в. в опоре на имевшиеся отрывочные данные и литературные тексты создавали свою реконструкцию прошлого, в которой уже далеко не все соответствовало действительности21. Какие структурные политические единицы реально существовали на территории Восточной Европы в VIII-X вв. — по-прежнему остается тайной.

Изучение социально-политической истории также неизбежно находилось под влиянием разнообразных теоретических схем эволюционной социологии, представляющей развитие общества в виде смены нескольких стадий на пути к усложнению или прогрессу, от примитивных начал к современному государству22. В современных исследованиях средневековой Центрально-Восточной Европы, после отказа от марксистской методологии, царит терминологический анархизм, связанный с поиском адекватного языка для описания социально-политических процессов. При анализе отношений власти все большую популярность приобретает неоэволюционная схема, основными стадиями которой для исследуемого периода являются вождество и государство, отличающиеся друг от друга количеством уровней организации (в государстве их не меньше двух), наличием или отсутствием бюрократического аппарата, налогов и монополии на применение насилия23. За неимением лучшего, мы будем использовать эту схему, хотя ее применение осложняется существованием множества своеобразных траекторий политического развития (наряду

С иерархическими системами развивались сложные неиерархические) и обратимостью политической эволюции24.

Сложный мир человеческих взаимоотношений с большим трудом поддается категоризации с помощью теоретических конструкций. Общество — это не только сеть социальных связей, но и система идей, ценностей, норм, ритуалов, благодаря которым социальное устройство функционирует и меняется. Поэтому обращение к вопросам идеологии и культуры неизбежно при изучении средневекового общества, становления и деятельности социальных элит, механизмов осуществления и поддержания власти.

Необходимо сделать несколько замечаний по поводу пространственных рамок исследования. Оно начиналось как работа по истории отдельного региона—Верхнего Понеманья, называемого также Черной Русью. Но через некоторое время стало понятно, что прочертить и логически обосновать его границы не получается: в Средние века территория не обладала ни политическим, ни этническим единством, а происходившие в разных ее частях процессы невозможно понять вне связи с соседними территориями Центрально-Восточной Европы. В исследуемый период Верхнее Поне-манье представляло собой пограничную зону, где сталкивались и взаимодействовали представители разных политических систем, культур и мировоззрений. В связи с этим уместно было обратить внимание на работы, посвященные сравнительному изучению явления границы25. В них наиболее важными представляются три наблюдения: во-первых, существование границы связано с появлением особой риторики, с помощью которой политическая элита поддерживает свою власть на периферии (наиболее яркий пример такой риторики — противопоставление «цивилизованного» окультуренного пространства и «варваров»). Во-вторых, в условиях постоянных культурных контактов и вооруженного противостояния жизнь населения границы требует особенно активного проявления коллективной солидарности, поддержания культурных барьеров, в том числе с помощью предметов материальной культуры. Третье заключается в том, что средневековые политические границы, как правило,

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.