Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русское пограничье с ятвягами и литвой в X—XIII вв - Страница 8

«Придоша Проуси ко Троиденеви и своей земли неволею передъ Нкмци wh же при» к к собк и посади часть и в ГороднЪ а часть ихъ посади во Въслонимк»38.

Догадку о прусском происхождении поддержали Э. А. Вольтер, X. Ловмяньский и А. П. Непокупный39. Э. А. Вольтер обнаружил в зе-тельском говоре «саканье» {zeme «земля» вместо лит. zeme, zqsis «гусь», лит. zqsis и др.), которое он считал прусским реликтом. Но вскоре это явление было отмечено и в других южноаукштайтских говорах, в которых оно не может быть связано с прусским влиянием40. Я. Отрембский модифицировал прусскую версию, предположив, что в летописной статье 1276 г. под именем пруссов скрываются ятвяги, на что указывает существование деревни Ятвезь / Dainava в 5 км от Зетелы41. Вслед за ним Е. Охманьский считал, что до XIII в. эта территория была населена «литовцами», а поселенные здесь в 1276 г. «ятвяги» внесли свои особенности в местный диалект42.

Весомых оснований связывать происхождение населения зетельской округи с беженцами, упомянутыми в Ипатьевской летописи под 1276 г., изначально не было. Текст летописи, следующий сразу за приведенными словами, показывает, что поселение под Слонимом так и не состоялось: «Володимеръ же сдоумавъ со Лвомъ и с братомъ своимъ пославша рать свою ко Вослонимоу вздета а быша земліЬ не подьсіда/гЬ»43. Слова

«взлета Ь» иногда ошибочно относили к городу Слониму44, тем не менее «Ъ» здесь — указательное местоимение множественного числа в родительном падеже, и не может относиться к городу. Таким образом, летопись гласит: «Владимир [Василькович] посоветовался со Львом и с братом своим, [и] послали они вдвоем рать к Слониму, [и] захватили их [пруссов], чтобы земли [пруссы] не заселяли».

Более того, многолетние исследования А. Видугириса показали, что гипотеза о поздней миграции не объясняет всех особенностей говора, который оказался родственным не только западноаукштайтским, но и близ-лежайшим южноаукштайтским говорам45. Исследователь не исключил, что зетельский говор испытывал влияние переселенцев с территории Литвы, но его субстратная основа восходит к языку местного балтско-го автохтонного населения, и в ней наблюдаются некоторые западно-балтские черты46.

Установлено, что территория распространения говора ранее была обширнее тех деревень (Норцевичи, Погиры, Засетье, Ятвезь, Курпяши), в которых он употреблялся в XIX в. На это непосредственно указывают скопления балтских топонимов в окрестностях Зетелы, на юге Дятловско-го р-на — около Роготны, Дворца, вдоль дороги Зетела-Слоним47, а также данные антропонимии зетельской волости из инвентаря 1580 г.48

Также несомненно, что этот балтский говор в Средневековье не был единственным в южной части Верхнего Понеманья. Районы компактного размещения балтских названий существуют на юге бывшего Слонимского повета, к северу от болот Ясельды (в том числе Ятвезь), вокруг Полонки на р. Исса, в северо-западной части Новогрудского повета, на юго-западе от Новогрудка в окрестностях Ляхович (среди них: Ятвезь, а также Литва, Литовка, Лотва и др.), в окрестностях Гродно и других местах левобережья49.

Часть этой топонимии могла возникнуть позднее, в эпоху Гедимино-вичей и Ягеллонов. Несомненно, в едином ВКЛ совершались локальные перемещения населения. Тем не менее, согласно подсчетам П. Гаучаса, наиболее значительные скопления балтских топонимов встречаются в междуречьях и на водоразделах рек: между Щарой и Молчадью, в окрестностях Ляховичей, Коссова и Ружан, в междуречье Зельвянки и Росси, Росси и Свислочи, Свислочи и Лососны50. Из этого напрашивается вывод о более быстром распространении славянского языка вдоль основных коммуникационных путей — важных рек и в прилегающих к ним районах.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.