Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Штурм власти - Страница 10

Продолжительное пребывание Гитлера в горах в середине 1925 года, j по всей видимости, ограждало его от посягательств на его авторитет, ко-I торые скоро переросли в открытое выступление. Бунтарем стал Грегор Штрассер, довольно приятный, достаточно трусливый надсмотрщик за действиями нацистов в Северной Германии. Штрассер основал ежедневную газету в Берлине и превратил ее в неустанного и эффективного организатора, которому симпатизировали угнетенные массы. К ужасу Гитлера, Штрассер принял слово «социализм» в национал-социализме | серьезно; он хотел отождествить партию с немецким пролетариатом, отвергая при этом международный коммунизм. Его главным союзником в отходе от избранного фюрером пути был хорошо образованный, напоминающий жокея житель Рейнланда Пауль Йозеф Геббельс, который только что появился в качестве нацистского светила.

Геббельс был сложным политиком и личностью. Родители-католики хотели, чтобы он стал священником. Когда он был ребенком, в результате болезни одна его нога стала тоньше и короче другой. Блестящий студент, которого еще в школе считали высокомерным, он собирался стать писателем. Перед тем как получить докторскую диссертацию по литературе в Гейдельберге, он посещал восемь различных университетов. В двадцать лет Геббельс написал в духе романтизма автобиографический роман, который не был опубликован, так же как и ряд пьес, никогда не поставленных. Найти работу как журналист он не смог.

Геббельс вступил в партию в 1924 году, когда ему было двадцать семь лет и быстро определился как конкурирующий с Гитлером оратор и писатель с даром пропагандиста. Штрассер под впечатлением ораторских способностей Геббельса взял его своим секретарем, который стал редактировать информационный бюллетень, выходивший для руководства партии дважды в месяц. Подобно Штрассеру, Геббельс симпатизировал социалистическим целям и верил, что нацисты представляют рабочих и профсоюзы, несмотря на гитлеровские настойчивые антитрудовые проклятия в ¦Mein Kampf». Он даже предполагал, что нацизм и коммунизм могут каким-то образом объединиться в германский национализм, публично заверяя немецких коммунистов, что эти понятия были «не настоящими врагами».

Штрассер и Геббельс жаловались по поводу того, что нацистская власть сосредоточена в руках «отвердевших больших пушечных ядер в

Министр иностранных дел Густав Штреземан шутит с журналистами в Локарно, Швейцария, 16 октября 1925 года после подписания протокола, который гарантировал уменьшение границы, установленной для его страны по Версальскому договору. Пакт Локарно привел к приему Германии в Лигу наций.

Мюнхене». Они также хотели расширить идеологическое содержание в партийной программе, представлявшей набор антисемитских и неопределенных полусоциалистических деклараций, изложенных в «Двадцати пяти пунктах» 1920 года. Особенно они хотели выделить такие социалистические цели, как общественная собственность на промышленные предприятия и крупную недвижимость. Штрассер, чья концепция социализма была в лучшем случае неопределенной, чувствовал, что партийная доктрина важнее, нежели ее лидер. Одного этого было достаточно, чтобы стать на путь конфронтации с Гитлером.

Назревающий бунт начался тихо в конце лета 1925 года на собраниях северных гауляйтеров (региональных партийных лидеров). Опасаясь открыто критиковать фюрера и ограничиваясь ворчанием в сторону «папы в Мюнхене», гауляйтеры создали для выработки новой программы комитет, возглавляемый Штрассером.

Позиция Штрассера была тонкой. Если бы Гитлера сместили без него, он, возможно бы, сохранял спокойствие по этому поводу. Часто споря друг с другом, заговорщики подготовили пересмотренную программу, которая отличалась от «Двадцати пяти пунктов» скорее выразительное - !

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.