Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Штурм власти - Страница 8

Грегор Штрассер, мускулистый, легкий на ногу баварский аптекарь, был еще одним тщеславным членом партии.

Став депутатом рейхстага, он занялся необходимой разработкой контактов в Северной Германии, где проводил свою избирательную кампанию во время пребывания Гитлера в тюрьме. Провозглашая себя «коллегой», но не «последователем», Штрассер не собирался быть полностью покорным, чего добивался Гитлер. Действительно, в будущем он станет единственным реальным претендентом на лидерство в партии. Но в то время он был доволен лукавым предложением Гитлера возглавить руководство партией в северной части Германии. Это назначение дало самостоятельность Штрассеру, убрав его с пути Гитлера и отсрочив неизбежную конфронтацию между ними.

Запрет на публичные выступления, среди других побочных неприятностей, лишал Гитлера основного источника дохода, но не убавил его настойчивости. Ему необходимо было работать за кулисами, чтобы выстроить сверху донизу партийную организацию, и он смирился с запретом, так как Германия в это время жила безмятежной и сравнительно процветающей жизнью, враждебно относилась к ораторским обращениям экстремистов. Запрет не мешал Гитлеру обращаться к небольшим группам из 40 или 50 человек, и он делал это часто, заполняя брешь в своих доходах путем получения гонораров за статьи в партийной печати. Он ездил по стране, выступая на закрытых собраниях, где также укреплял культ своей личности, который он заботливо создавал. В апреле 1925 года он мастерски снял угрозу депортации в Австрию, посетив Линц — место его рождения, где попросил считать его австрийское гражданство недействительным. Поскольку он жил в Германии и был ветераном ее армии, австрийские власти быстро согласились.

Мускулистый Грегор Штрассер стоит без головного убора в центре группы нацистов, которую он организовал в Южной Германии. Слева от Штрассера, в темной военной форме и очках, — Генрих Гиммлер.

В результате Гитлер формально оказался человеком без гражданства, пока в 1932 году пронацистский министр Брауншвейга не предоставил ему германского гражданства.

В то же самое время неожиданная смерть президента Фридриха Эберта в феврале 1925 года приблизила выборы, выявившие острые противоречия среди избирателей. Эберт, умерший от аппендицита в возрасте 54 лет, был социал-демократом и умело вел Веймарскую республику через

Берлинцы в цилиндрах при зажженных траурных урнах переносят гроб Фридриха Эберта на постоянное место в Гейдельберг. Неожиданная смерть веймарского президента открыла дорогу для ожесточенного соперничества на выборах 1925 года.

Ее неустойчивые начинания. Семь кандидатов, вступившие в борьбу за президентское кресло, представляли собой веймарский спектр от коммуниста Эрнста Тельмана — слева, до примкнувшего к нацистам Люден-дорфа — справа. Тремя основными конкурентами были: Отто Браун от социал-демократов, Вильгельм Маркс — от партии Центра и Карл Яр-рес — от националистов. Все они в основном были консервативными и противостояли республике. На выборах в марте Яррес финишировал первым, а Браун — вторым, но ни один из них не набрал большинства, поэтому предстояли повторные выборы.

В этих условиях националисты, поддерживаемые нацистами, забаллотировали Ярреса и умело обратились к герою войны — Паулю фон Гин-денбургу, по всей видимости, тогда наиболее уважаемому деятелю страны. Прореспубликанские фракции — партия Центра и социал-демократы — объединились в своей поддержке Маркса. Гинденбург победил с перевесом в 3,3 процента, так как многие республиканские фракции в последний момент не поддержали Маркса. Уже пожилой фельдмаршал, являясь всю жизнь монархистом, признался, что чувствовал себя неуютно, возглавляя чуждое его убеждениям правительство, однако обещал соблюдать демократическую конституцию. Действительно, его победа имела ироническое последствие, примирившее многих антидемократических немцев с Веймарским режимом.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.