Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Сибирский юрт после Ермака - Страница 7

Очевидно, «Алтаулович» не отчество, а прозвище Мухаммед-Кула. Такое прозвище он мог унаследовать от своего отца — скорее всего, им был Ахмед-Гирей. Оно являлось признаком давней связи этого царевича как с семейством Шейх-Мамая, так и с левым крылом ногаев — ближайшим к Сибирскому юрту. В таком случае Ахмед-Гирей как воспитанник и один из названых сыновей Шейх-Мамая обладал неформальным именем Алтыулы, а его сын — производным от него «отчеством» — сын Алтыулов, или Ал-тыулович. Хотя возможно, что и сам Мухаммед-Кул носил это прозвище. Догадка о связи отчества (?) Мухаммед-Кула с ногаями-Алтыулами уже высказывалась в литературе (см., например: Небольсин П. И. Покорение Сибири. С. 48; Маслюженко Д. Н. Этнополитическая история лесостепного Притоболья в средние века. С. 125, 140; Маслюженко Д. Н., Рябинина Е. А. Реставрация Шибанидов в Сибири. С. 100). Д. Н.Маслюженко даже считает его «представителем Шихмамаевичей при Искерском дворе».

В. В.Вельяминов-Зернов решительно возражал против такой связи (дискутируя с Небольсиным) и в общем находил более рациональной, хотя тоже с оговорками, версию Миллера о Мухаммед-Куле как сыне Кучумова брата Алтаула (Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 3. С. 49-54; Мил-града Сибири яко поприщ сто», но в результате внезапной ночной атаки казаков попал к ним в плен и был увезен в Москву'4. Русские послы на переговорах со шведами в 1585 г. хвастливо заявляли, будто в то время людей у Мухаммед-Кула было «болши десяти тысечь» (из которых две тысячи в бою «побили»)30 31 32, что являлось скорее всего многократным преувеличением.

При окончательном разгроме Кучума 1598 г. в русский плен угодили, по разным сведениям, трое или пятеро его сыновей, две или восемь дочерей, шесть, восемь или десять жен. Из «цариц» самой знаменитой стала Сузге, которая, по преданиям, то ли три дня, то ли три недели выдерживала осаду казаков в своей крепости-резиденции Суз-гун~Сузге-Тура на правом берегу Иртыша. Взяв с начальника осаждавших обещание, что казаки не тронут татар, которые покинут крепость, и поклявшись, что сама сдастся в плен, ханша дождалась, пока ее соратники уплывут на судах по Иртышу, и покончила с собой33. В 1882 г. К. Голодников осматривал сопку, где некогда стояла Сузге-Тура— «замок ханши Сузге». Находки его оказались весьма скудными: «шлаки кирпичные» да керамика — «черепки глиняных горшков азиатской работы и с некоторою даже претензиею на щеголеватость»34. Сейчас это местность под названием Сузгун в 5 км от Тобольска. В 1968 г. холм с городищем был срыт при строительстве железной дороги.

Есиповская летопись рассказывает, что, проиграв сражение за Ис-кер, Кучум бежал «из града и с царства своего в поле, и доиде, и обре-те место, и ста ту со оставшими людми» (в Сибирском летописном своде: «со всеми людми, избегшими с ним из царства его Сибири»)35. «Поле» — это степь. Но известно, что первоначально хан пытался закрепиться не в степном кочевье, а в одной из крепостей на территории юрта. Первую зиму после поражения он провел в 20 верстах южнее Искера, в маленьком городке на Абалакском мысу Иртыша. «Описание новыя земли, сиречь Сибирского царства» (конец XVII в.) сообщает, что это была «любимая вотчина» хана, в которую он после разгрома на Чувашском мысу отправил из Искера «на велблудах и на ко-пех горою вверх степью по Иртышу» свою семью36. Городок был защищен с двух сторон речкой и озером, с третьей — тройными валами37. В 1675 г. его руины осмотрел по пути через Сибирь в Китай Н. Спафарий. Из его сочинения предстает «пустой городок Кучюма царя сибирского... и место то самое крепкое... однако ж ныне лежит пусто», только татары регулярно обновляли там мечеть38. Абалакский городок был заброшен, т. е. разделил судьбу практически всех сибирско-татарских крепостей после прихода русских.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.