Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Сибирский юрт после Ермака - Страница 9

По Ремезовской летописи, в этом районе хан жил до 1596/97 г.53. В середине 1590-х годов источники застают его в местностях по Иртышу выше города Тара, поставленного воеводами в 1594 г. Новая русская крепость с сильным гарнизоном перекрыла «кучумлянам» пути на север. Поэтому ханские кочевья фиксировались с тех пор южнее ее.

Именно к 1594/95 г. (1003 г. х.) хивинский хронист Абу-л-Гази относил взятие русскими «Турана из рук Кучум-хана»54. Здесь не обязательно видеть неверную датировку— вместо 1582 г. (сражение под Искером). Как русскими официальными документами, так и присоединенными «иноземцами» включение Сибирского юрта в состав Московского государства связывалось не с именем царя Ивана IV, а с именем его преемника. К примеру, в челобитной «гонебных татар» Та-бынской волости, переселившихся «с Уфы на Тюмень жити» (1628 г.): «...блаженные памяти при государе царе... Федоре Ивановиче... почала быть Сибирь за ним, государем»55. Ту же версию почерпнули в

России и западные визитеры: «Федор Иванович после смерти родителя своего... прибавил владения царством Сибирским»56. Поход же Ермака воспринимался лишь как самое начало присоединения Сибири.

В 1595 г. Кучум зимовал, «одернувся телегами за Омь рекою», в 20 «днищах» выше по Иртышу от Тары и в 5-6 «днищах небыстрой ходьбы» ниже Черного городка, который он велел построить своему сыну Али южнее впадения Оми в Иртыш57. В целом в степях к югу от Тары присутствие его было ощутимо: в воеводской документации 1597 г. отмечается, что «волостьми сибирскими вверх по Иртишу выше нова города (Тары. — В. Т.) владеет Кучюм царь...»58. В актовой документации того периода уточняется, что тот Турашскую и Любарскую волости «отвел» от государя59, т. е. переподчинил себе. Эти волости перечислены в отписке тарского воеводы от сентября 1598 г.: «...велел... Кучюм царь всем волостным лутчим людем, Курпицким и Турашским и Любарским... и Чойским и Куромским жить на Уби...», а сам он кочует-де на Черных водах60. Расположение некоторых из этих волостей не выяснено, но ясно, что все они находились в северной части Барабинской степи. Во всяком случае, это можно утверждать относительно волостей Тураш на реке Таре и Кирпик на реке Оми.

Приблизительно то же направление миграции указано в Ремезов-ской летописи, где есть упоминание о бегстве «царя» в «Каннскую землю»61, что на среднем течении Оми.

При этом полагаю, что «Чойская» волость — это описка в источнике или неверное прочтение текста. Очевидно, должно читаться «Чатская». В мае 1597 г. царь Федор извещал тарского воеводу С. В.Кузьмина, что, по поступившим в Москву сведениям, Кучум кочует на верхнем Иртыше «выше Чатской волости и Кирпиков». Ранее Кузьмину было велено разузнать, «Кирпикская и Тонская волость и Чаты крепко ли к Хучюму (так. — В. Т.) царю голдуют... и сколко в Кирпиках и в Тон-ской волости и в Чатах и в Колмаках людей»62. Чаты — это тюркское кочевое население восточной Барабы, примыкающей к Оби в районе современного Новосибирска. Решив отдалиться от опасных русских соседей, Кучум в то время попытался обосноваться вместе с ближайшими соратниками в том районе — «в Чатах на Оби реке на острову»63. Как мы увидим в дальнейшем, именно на барабинских чатов он полагался после фатального сражения на Оби в 1598 г.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.