Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Скрытые лики войны - Страница 3

1 сентября 1943 г. в Управление контрразведки «Смерш» Брянского фронта (г. Плавск, Тульской области) явились два подростка: Кругликов Михаил, 15 лет, уроженец г. Борисова, БССР, русский, образование 3 класса, и Маренков Петр, 13 лет, уроженец Смоленской области, русский, образование 3 класса.

Оба они заявили, что в ночь на 1 сентября с. г. с Оршанского аэродрома на двухмоторном немецком самолете были заброшены на парашютах в район г. Плавска и имели задание немецкой разведки проникнуть на любую железнодорожную станцию и незаметно подбросить в штабель угля, из которого паровозы заправляются топливом, по три куска взрывчатки, закамуфлированной под обычный каменный уголь. После чего перейти линию фронта на сторону немцев и доложить о выполнении задания.

Одновременно с Кругликовым и Маренковым в наш тьлл с аналогичным заданием были заброшены еше 27 диверсантов-подро-стков в разные районы железнодорожных станций Московской, Тульской, Смоленской, Калининской, Курской и Воронежской областей. Это свидетельствует о том, что немцы пытаются этими диверсиями вывести из строя наш паровозный парк и тем самым нарушить снабжение наступаюших войск Западного, Брянского, Калининского и Центрального фронтов.

Выброска на парашютах была произведена попарно с трех самолетов.

Кругликов и Маренков принесли с собой парашюты, по три куска взрывчатки, сумки с продуктами и по 400 рублей денег. Они были одеты в грязные, поношенные, красноармейского образца гимнастерки, гражданские брюки, что придавало им вид беспризорников.

Для обратного перехода линии фронта они были снабжены письменным паролем на немецком языке: «Спецзадание, немедленно доставить в І-Ц». Пароль упакован в тонкую резиновую оболочку и вшит в полу брюк.

В процессе бесед и опроса подростков установлено наличие диверсионной школы подростков в возрасте 12—16 лет, организованной германской военной разведкой абвер. В течение месяца Кругликов и Маренков вместе с группой из 30 человек обучались в этой школе, которая дислоцируется на охотничьей даче, в 35 км от гор. Кассель (Южная Германия).

Основным контингентом обучаемых являются воспитанники детских домов, не успевших эвакуироваться в 1941 году, а также подростки, семьи которых проживают на временно оккупированной немцами территории.

Отбор подростков ведется под видом службы в Русской освободительной армии (РОА) в качестве воспитанников, с учетом детской психологии и романтических наклонностей этого возраста.

Им улучшают жизненные условия, подвергают идеологической обработке в нацистском духе, устраивают экскурсии по городам и поместьям Германии, обещают награды и подарки.

В диверсионной школе установлен строгий режим и распорядок дня, четыре часа отводится на изучение основ топографии, подрывного дела, стрельбе, правилам прыжков с парашютом, строевой подготовке. Все обучающиеся тренировались на местности способам перехода линии фронта и сделали по одному тренировочному прыжку с парашютом.

Опросом Кругликова удалось установить официальных сотрудников школы, приметы и установочные данные на всех заброшенных подростков-диверсантов.

С целью их задержания нами ориентированы все органы «Смерш», областные управления НКВД, дорожные аппараты НКГБ и войска по охране тыла.

Кругликов и Маренков используются нами в оперативно-розыскных мероприятиях совместно с оперативными работниками для опознания и задержания остальных заброшенных подростков.

Начальник Управления контрразведки «Смерш»

Брянского фронта генерал-лейтенант Железников Н. И.»

Знакомство с этим спецсообщением в конечном счете и привело к созданию этой своеобразной повести в документах.

Однажды я вернулся из расположения войск 11-й гвардейской армии генерала Баграмяна, которая, прорвав оборону немцев, успешно перешла в наступление на Брянск, и собирался доложить о своей поездке члену Военного совета фронта Льву Захаровичу Мехлису. И тут мой заместитель Василий Степанович Шамин докладывает мне, что в роту охраны пришли два пацана — немецкие диверсанты, — притащили парашюты и взрывчатку. За время войны я многое повидал, но такого еще не было. Не остыв от пребывания на передовой, еще возбужденный, спросил: «Где они?» «Завтракают», — ответил Василий Степанович. В столовой, куда мы вошли, толпились офицеры и солдаты. За столом сидели два подростка и аппетитно ели из тарелок кашу. Рядом стояли кружки с молоком и лежали подаренные ребятам гостинцы: трофейные плитки шоколада, конфеты, печенье. «Приятного аппетита, — пожелал я. — Давайте знакомиться. Я — генерал Железников. Кто из вас товарищ Кругликов, а кто товарищ Маренков?»

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.