Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Слово и «Дело» Осипа Мандельштама. Книга доносов, допросов и обвинительных заключений - Страница 1

Павел Нерлер Слово и «Дело» Осипа Мандельштама. Книга доносов, допросов и обвинительных заключений


Слово и «Дело» Осипа Мандельштама. Книга доносов, допросов и обвинительных заключений - Страница 1

Аннотация



Осип Мандельштам всегда был в достаточно напряженных отношениях с властями. Еще до революции за ним присматривала полиция, подозревая в нем возможное революционное бунтарство. Четырежды его арестовывали: дважды в 1920 г. (в Феодосии — врангелевцы и в Батуме — грузинские меньшевики), в третий раз ОГПУ в Москве в 1934



Г. и в четвертый — НКВД в доме отдыха «Саматиха» в Мещере в 1938 г. Всем репрессиям против поэта, в том числе и неосуществившимся, посвящена эта книга. Она выстроена хронологически — в порядке развертывания репрессий или усилий по их преодолению (например, по реабилитации). Каждая глава имеет организационную привязку — к конкретному карательному или иному органу, осуществлявшему репрессию или реабилитацию. Каждая содержит в себе текстовую и документальную части, причем большинство документов полностью публикуется впервые. Глава о дореволюционном надзоре за Мандельштамом (далее О. М.) в Финляндии написана Д. Зубаревым и П. Нерлером, о «мандельштамовском эшелоне» — П. Нерлером и Н. Поболем, все остальные тексты написаны П. Нерлером. Книга проиллюстрирована фотографиями и документами из публикуемых «дел» и рассчитана на широкую читательскую аудиторию.



Первое издание книги (М.: Петровский парк (при участии «Новой газеты»), 2010) вошло в шорт-лист премии «НОС» («Новая словесность») за 2011 год и заняло в нем второе место. Второе основательно переработано и ощутимо дополнено.



Павел Нерлер Слово и «Дело» Осипа Мандельштама Книга доносов, допросов и обвинительных



Заключений (Издание 2-е, дополненное и переработанное)



К 75-летию со дня гибели



Всё, что ты видел, забудь —



Птицу, старуху, тюрьму...



И меня только равный убьет...



Я к смерти готов...



Авторы: П. Нерлер при участии Д. Зубарева и Н. Поболя Редактор: С. Василенко



© Идея, композиция, текст: П. Нерлер © Фрагменты текста: Д. Зубарев, Н. Поболь © Обложка: А. Грошев, Е. Прокофьева.



Поэт и стихи сквозь призму карательных органов



Ведь Гепеу — наш вдумчивый биограф... Леонид МартыноВ1


Слово и «Дело» Осипа Мандельштама. Книга доносов, допросов и обвинительных заключений - Страница 1

1



Осип Эмильевич Мандельштам был в достаточно напряженных отношениях с властями. Еще до революции за ним присматривала полиция, подозревая в нем возможное революционное бунтарство. Революционное бунтарство хотя и имело место, но никогда не носило административно-кадрового характера. Тем не менее дважды - в июле 1918 и в начале 1919 года - его устойчивые связи с левыми эсерами и их изданиями вполне могли привести его в большевистский застенок.



Этого не произошло, но тюрьма - и даже две - поджидали его в 1920 году. Первый раз в августе - в Феодосии, а второй - в сентябре, в Батуме. По иронии судьбы, его заподозрили в службе у большевиков.



В 1933 году О. М. написал стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны...» и еще несколько, значительно повышавших его шансы быть арестованным. ОГПУ не упустило этой возможности, и арест воспоследовал - в мае 1934 года: но то, чем отделался О. М. в этом случае - всего-навсего тремя годами ссылки - было воспринято всеми как чудо, автором которого был лично Сталин, а адресной аудиторией - творческая интеллигенция.



В 1938 году О. М. арестовали во второй раз и вроде бы за пустяки - за нарушение паспортно-административного режима, но времена решительно переменились.



За время, прошедшее между первым и вторым арестами О. М., численность заключенных в ГУЛАГе выросла вдвое - с 510,3 тысячи человек в 1934 и до 996,4 в 1938 году. Особенно разителен зазор между этими двумя годами по статистике осуждений по политическим мотивам: в 1934 году их было всего лишь 78.899 - самый низкий уровень после 1929 года и почти вчетверо меньше, чем в 1933 году (239.664). В 1938 году число осужденных по 58-й статье превысило полмиллиона (554.258) и уступало по этому показателю только 1937 году (790.665). На 1937-1938 годы приходятся и максимальное число (более 680 тысяч за два года!), и максимальная доля расстрельных приговоров (42,3% в 1937 и 59,3% в 1938 году - против, скажем, 2,6% в 1934 году). Наиболее массовой мерой наказания была именно жизнь в ГУЛАГе, то есть содержание в тюрьмах, лагерях и колониях. Только в 1937-1938, а также в 1924 и 1926 годах она была «на вторых ролях», уступив в первом случае - смертной казни, а во втором - ссылке и высылке.



Из 78.899 репрессированных в 1934 году 2.056 человек было расстреляно, 59.451 направлено в ГУЛАГ, а к ссылке и высылке приговорено было 5.994 человека - едва ли не самый «гуманный» год из всего десятилетия. Одним из этих 5.994 сосланных оказался и Осип Эмильевич, так что с годом первого ареста ему, можно сказать, повезло.



Формально «повезло» ему и в 1938 году, когда число осужденных по 58-й составляло 554.258 человек, притом что каждых трех из пяти расстреляли. Оказавшись в числе прошедших сквозь это «сито» судьбы, но будучи приговоренным не к ссылке или высылке (таких в 1938 году было всего 16.842 человека, или 3%), а к отправке в ГУЛАГ (а таких было 205.509 человек, или 37,1%), он - со своим стариковским здоровьем и «пятью годами лагерей» на Колыме - также получил фактически смертный приговор, но с переносом места и с отсрочкой времени его исполнения.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.