Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Среднее Поднепровье На Рубеже Нашей Эры - Страница 8

Ды с хроповатой (бугристой) поверхностью, известные из подклешевых погребений зарубинецких могил Полесья.

Поскольку зарубинецкая культура возникла в Западном Полесье, на этой территории встречаются наиболее ранние зарубинецкие памятники II в. до н. э.

В области же Приднепровья зарубинецкая культура появляется не ранее I в. до н. э. Ее появление здесь произошло вследствие переселения из Западного Полесья носителей зарубинецкой культуры.

Не все аргументы этой концепции Ю. В. Кухаренко подтверждаются конкретными материалами.

Прежде всего, вызывает сомнение предложенная им датировка среднеднепровской группы зарубинецкой культуры, памятники которой, по найденным на них фибулам среднелатенских типов, определяются, по мнению М. И. Артамонова, тем же временем, что и полесские (Артамонов, 1967, стр. 45), или даже являются более ранними, о чем свидетельствуют фрагменты амфор, найденные на среднеднепровских поселениях (Максимов, 1969а).

В результате дальнейшего изучения этого вопроса Ю. В. Кухаренко должен был прийти к выводу, что зарубинецкая культура в Полесье и Приднепровье появилась в общем в одно время, то есть, по его убеждению, в конце II в. до н. э. (Кухаренко, 1964, стр. 54).

Основная же мысль Ю. В. Кухаренко о том, что зарубинецкая культура является модификацией продвинувшейся на восток поморской культуры, не нашла одобрения у многих отечественных исследователей, поскольку археологические материалы свидетельствуют о более сложной ситуации. Вот, например, одно историческое несоответствие поморской концепции, на которое обратил внимание П. Н. Третьяков: «если рассматривать поморские племена в качестве основных предков зарубинецких племен, остается совсем неясным, почему на основе лужицкой и поморской культур в бассейне Вислы сложилась пшеворская культура, а в верховьях Припяти, где также известны и лужицкие, и поморскиепамятники,— зарубинецкая, по ряду признаков отличавшаяся от пшеворской?» (Третьяков,

1966, стр. 215).

Д. А. Мачинский, один из сторонников поморской теории, видит в этой культуре, занимавшей в IV—II вв. до н. э. бассейны Вислы, Одера, верхнего Днестра и верхней Припяти, предшественницу зарубинецких памятников и разделяет их на четыре группы: Припять, Верхний Днепр, Средний Днепр и Десна, Прут и Днестр. Различия между этими группами были обусловлены, прежде всего, неоднородностью состава самих поморских племен, а затем — неодинаковыми местными условиями. Наибольшее сходство наблюдается между среднеднепровской и западнополесской группами. Поэтому под зарубинецкой культурой Д. А. Мачинский предлагает понимать именно эти группы памятников. Областью первоначального формирования среднеднепровской группы Д. А. Ма-чинский считает не Полесье, как Ю. В. Кухаренко, а территорию бассейнов Верхней и Средней Вислы, Западного Буга и Верхнего Днестра (Мачинский, 1966, стр. 4, 7). Из этих областей раннезарубинецкое население переселилось потом в Среднее Приднепровье, через Южную Волынь и Подолию.

Отмеченные выше предположения Д. А. Мачинского не увязываются с некоторыми бесспорными фактами.

Так, зарубинецкая культура Среднего Приднепровья, датируемая античными материалами, оказалась на столетие более ранней и, следовательно, не

Зависимой от поморских племен, «стремительно продвинувшихся на восток в конце II в. до н. э.»

Далее, предположение, что местом формирования зарубинецкой культуры Среднего Приднепровья была территория бассейнов Верхней и Средней Вислы, Западного Буга и Верхнего Днестра, не подтверждается, поскольку памятники переходного (от поморского к зарубинецкому) типа или раннезарубинецкого времени здесь неизвестны.

Мы не утверждаем, однако, что не было вообще никаких передвижений на территорию, занятую впоследствии зарубинецкой культурой. Но одними миграциями невозможно объяснить сложный исторический процесс возникновения этой культуры. Он был более многогранным, и для его реконструкции надо учитывать как внутренние изменения вжизни племен, так и внешние явления — влияния, передвижения, диффузии.

Сам же по себе один миграционизм, согласно которому археологические культуры привносятся извне, а смена культур происходит в результате заимствований или переселений, не может правильно осветить процесс появления новой культуры. Но и автохтонизм, объясняющий это явление постепенным развитием местных форм, лишенных всяческих перерывов, не в состоянии интерпретировать многие факты, которыми располагает наука. Поэтому археологическую культуру нужно рассматривать как категорию историческую, формирующуюся и изменяющуюся во времени, в соответствии с изменением внутренних социально-экономических и внешних политических условий.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.