Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Среднее Поднепровье На Рубеже Нашей Эры - Страница 9

В таком плане освещается этот вопрос в последних работах В. П. Петрова и П. Н. Третьякова (Петров, 1963, стр. 36; Третьяков, 1962; 1966; 1968).

В Среднем Приднепровье, в отличие от более северной—лесной — зоны, всегда происходили передвижения племен, осложнявшие ход этнического процесса. Новые археологические культуры нередко представляли собой образования, появлявшиеся на территориях, ранее занятых племенами иных этнических обликов. В полной мере это положение относится и к зарубинецкой культуре, которая известна на территории, принадлежавшей в предыдущий период трем группам племен с культурами различного облика. На западе этой территории обитали племена лужицкой, затем поморской культур, на северо-востоке — милоградские племена, южнее — на Среднем Приднепровье — племена окраинной Скифии. Это обстоятельство и способствовало возникновению трех теорий происхождения зарубинецкой культуры: западной, милоградской и скифской. Однако эти теории не в состоянии удовлетворительно объяснить многогранный вопрос генезиса зарубинецкой культуры. П. Н. Третьяков считает, что решить эту проблему можно лишь в том случае, если представлять зарубинецкую культуру как синтез местных среднеднепровских и западных элементов, как результат сложной культурно-этнической интеграции (Третьяков, 1966, стр. 217).

О местных корнях зарубинецкой культуры свидетельствует наличие в среднеднепровской зарубинецкой керамике не столько черт скифского времени, сколько предскифского — белогрудовского и чернолесского. Это — тюльпановидные формы сосудов, хроповатые горшки с лощеной шейкой и валиком по корпусу, орнамент в виде шишечек и подковок. На эти особенности зарубинецкой посуды исследователи уже обращали внимание. По мнению В. Г. Петренко, их наличие можно объяснить возрождением в послескифское время древних доскифских традиций (Петренко, 1961, стр. 100). П. Н. Третьяков думает иначе. Он считает, что «в междуречье Днепра и Днестра имелось население, непрерывно сохранявшее эти старые элементы от «доскифского» и вплоть до зарубинецкого времени» (Третьяков,. 1966, стр. 218). Это были племена северо-западной окраины Скифии, жившие в глухих местах верхнего Поросья, на Стугне, Ирпене и по притокам Тетерева, а также западнее — в Подолии, почти не затронутые скифским экономическим,, политическим и этническим влияниями, сохранившие в скифскую эпоху древние особенности белогрудовско-чернолесской культуры, потомки тшинецко-комаров-ских племен эпохи бронзы, родственных лужицко-поморскому населению Повис-ленья. «После того, как «скифская» оседлость в правобережной части Среднего Приднепровья рухнула под ударами сарматов, остатки собственно скифских элементов отошли на Нижний Днепр. Племена, занимавшие более северные и северо-западные области, менее пострадавшие от сарматов, оказались в этих условиях наиболее сильной и многочисленной группой населения между Средним, Днепром и Верхним Днестром. Здесь и возникла зарубинецкая культура, носители которой к исходу II в. до н. э. продвинулись к Днепру и за Днепр. Припятское Полесье было окраиной территории этих племен, скорее всего глухой окраиной, где культура имела более примитивный облик» (Третьяков, 1966, стр. 219).

Эта точка зрения более правильно отражает сущность исторического процесса, проходившего более 2000 лет тому назад на территории Центральной и Восточной Европы.

Конечно, далеко не все положения о месте и времени, слагаемых силах и других факторах, определяющих содержание процесса «генезис зарубинецкой культуры», уже доказаны. В частности, не подтверждается предположение П. Н. Третьякова о существовании на территории северо-западной Скифии племен, сохранивших в скифское время черты белогрудовско-чернолесской культуры. Здесь жило население, материальная культура которого не отличалась от культу-оы скифов-пахарей (Тереножкш, 1965) или подгорцевских племен (Петровська, 1964).

Есть и другие недоказанные предположения, свидетельствующие о том, что вопрос о происхождении зарубинецкой культуры еще нельзя считать окончательно решенным. Однако направление, развиваемое в работах П. Н. Третьякова, представляется правильным.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.