Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Строгановские городки, острожки, села - Страница 10

«... Выдатьим брата Семена головою

Со все его животом...»

СТРОГАНОВСКИЕ ВОТЧИНЫ В XVI В.

Аника Федорович Строганов умер 2 сентября 1570 г. После него остались обширные сольвычегодские и пермские владения, которые было необходимо разделить между сыновьями - Яковом, Григорием и Семеном.

Вокруг богатейшего наследства разыгрались нешуточные страсти. К сожалению, большая часть документов до нашего времени не дошла, и мы можем только по косвенным данным реконструировать события того времени.

Судя по всему, один из сыновей, Семен Аникиевич, попытался присвоить себе часть владений или имущества, обойдя братьев.

Яков и Григорий обвинили его в воровстве и «били челом» государю. В результате семейный раздел производился по распоряжению государя (была прислана царская грамота) сольвычегодскими посадскими людьми Леонтием Пырским и Семеном Клисовым сыном Просужевым.

Леонтию Пырскому 27 июня 1573 г. было дано еще одно распоряжение:

«...Выдать им (Якову и Григорию Строгановым. - Авт.) * ит¦ по - Введенский

Брата Семена головою со все его животом и с его людьми ^ху;. ху/Гиа -*М 'лй?*-и деловые за их руками велел есмя им отдать, что они с с. 45.

Семеном делились»*.

Об исполнении распоряжения надлежало немедленно донести в Москву. Должно быть, злоупотребления Семена были весьма велики, раз потребовалось вмешательство государя!

Впрочем, московское правительство преследовало, вероятно, и иную, более насущную, нежели поддержание справедливости, цель: семейный конфликт грозил привести к тому, что охрана восточных рубежей государства, на которых находились вотчины Строгановых, могла ослабеть. Вопрос о том, кто из братьев какой частью Аникиевого наследства будет владеть, оказывался не только семейным, но и государственным.

Семен Аникиевич Строганов на некоторое время был отстранен от управления вотчинами. Однако уже в грамоте от 29 сентября 1577 г. мы вновь встречаем его имя в «деловой записи» «О полюбовном разделе дворов и деревень Сольвычегодской вотчины». Нам

Неизвестно, каким образом Семен Аникиевич сумел вновь завоевать доверие и вернуть в свое управление полагавшуюся ему по наследству долю, но это так.

Из той же «деловой записи» узнаем, как пополняли Строгановы свои владения людьми:

«А которые люди русаки по крепостей и полонские люди немцы и литвяки

По купчим на кого иманы и куплены, тому теми людьми и *  ,т„  по: ВвсОен киивладети, А вогуличи и остяки и татаров, которые в Перми

Д Д Лпм С ШОП^ 1МОЙЫ

В Х1-ХУ11 вв. - М. 1962. - в Государственном жалованье по сей день куплены, и те С. 46 47.  люди все Никите»*.

4

Про «вогуличи и остяки и татаров» все более или менее понятно. Но какие «немцы и литвяки» имеются в виду?

Московское государство в это время ведет Ливонскую войну. В ходе боев накапливаются пленные, и этих пленных - «пояонских людей» - государство продает частным владетелям. Одними из покупателей и были Строгановы. Кроме того, их вотчины могли значительно пополниться зависимыми работными людьми в период подавления сепаратистского выступления местного населения (предков марийцев, удмуртов, башкир) в 1572 г.: «...а которого повоюют, и тому тово живот, а жены и дети им в работу».

В 1574 г. Григорий и Яков Строгановы получают грамоту, которая послужит одним из оснований снаряжения экспедиции Ермака в Сибирь:

«Его Царское Величество, государь царь и великий князь Иван Васильевич пожаловал их, Строгановых, все те места за Югорским Камнем, в сибирской украине, между Сибири, Начат и Тахчей и Тобол реку с речками и озерами, с устья и до вершины, где собираются ратные люди сибирского салтана, на тех землях позволено им принимать всяких чиновых людей, города и крепости строить, и на оных держать пушки, и пушкарей и пищальников, а ясашных вогуличей от нападок и разъездов татарских защищать; да и в самом царстве сибирском покоре-•* Шшю> (о в  н п мние оного под Российскую державу иметь старание, також по

Ск >л. л-тогшсь! - Пермь. Реке Иртышу и по Оби Великой, по обе стороны тех рек, людей 1881. - Вып. I. С 70. населять и пашни пахать и угодьями владеть»**.

Впрочем, в середине 70-х гг. у Строгановых еще нет той военной силы, которая могла бы обратить царское пожалование в реальные земельные владения.

Яков и Григорий Строгановы поселились в пермских вотчинах, в отстроенных Орле-городке и Нижнем Чусовском городке: Семен же после опалы жил в Сольвычегодске.

Яков и Григорий Аникиевичи умирают один за другим в 1577 и 1578 гг. У Якова Аникиевича был сын Григорий, но еще в 1575 г.

Его убили «разбойники» во время деловой поездки вместе с «дворовыми людьми», приказчиками Ананьей и Якимом, сопровождавшими своего хозяина. Таким образом, у строгановских вотчин остаются три управителя: Семен Аникиевич, Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Максиму Яковлевичу в ту пору шел 22-й год, а Никите Григорьевичу исполнилось 16 лет.

Дела, связанные с разделом вотчин, велись бурно. В январе 1578 г., после смерти Григория Аникиевича, было написано шесть «деловых записей», в феврале - две, в марте - одна, в июне - две. По этим записям можно судить, каким богатством «кроме земель и солеваренного промысла) владели Строгановы. По первой «де-

‘  f  -

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.