Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Тайная сторона дела Пеньковского - Страница 6

В Москве знакомились с чуцовипщыми и циничными расчетами, содержапщмися на каждой странице этих документов: «первый удар по 20 городам...», «сбросить 133 атомные бомбы па 70 советских городов, из них 8 — на Москву и 7 — на Ленинград...», «сбросить 200 атомных бомб на 100 городов...», «сбросить 300...». Причем указьгаались в них и такие цифры: на сколько процентов будет разрушена промышленность, сколько миллионов человек погибнет после первого, второго, третьего ударов. .. Указьгаалось точное время нападения: год, месяц, день!

По пунктам был расписан «порядою>, который США намеревались предписать нашей стране после своей победы: «На любой территории, освобожденной от правления Советов, перед нами встанет проблема человеческих останков советского аппарата власти...»

Более пяти лет один за другим корректировались и менялись планы атомной войны против СССР, пока США не пришли к выводу, что она в тех условиях невозможна. Появление в 1949 году в Советском Союзе собственной атомной бомбы вызвало шок у тех, кто шіапйровал по-своему распорядиться территорией и населением Страіші Советов. Но бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции, будучи убеждены, что советская сторона не ждет впезагаюіх) нападеішя, начали подготовку к всесокрушающему ядерпому удару. Параллельно родился новый план, рассчиташплй па разруіпенйе СССР невоенными средствами.

План предусматривал в течение длительного времени воздействовать па советский строй по двум основным направлениям: во-первых, ведеіше массйроваішой, широкомасштабной холодной войны, направленной на подрьш строя с целью его развала мирным путем; во-вторых, закрытая деятельность по поиску сообпщиков и обьедшіеішс их в группы сопротивления, способные в нужный момент выступить открыто против существующего в стране режима.

В директиве США № 20—1 говорилось: «Психологическая война — чрезвычайно важное оружие для содействия дис^-сидентству и предательству среди советского народа: она подорвет его мораль, будет сеять сомнение и создавать дезорганизацию в стране...»

Советская сторона знала об этих американских задумках. Практически не было ни одного плана атомного нападения па СССР, ни одной инструкции американской разведки и других спецслужб, направленных на свержение советского строя, о которых не были бы осведомлешл органы госбезопасности, а от них — советское руководство и военное командоваіше.

Развертьшаіше против Советского Союза идеологического и психологического наступлений представляло не меньшую опасность, чем прйготовлеішя в военной области. Но советское руководство на этом фронте борьбы не принимало сколько-нибудь серьезных мер. После смерти Сталина десятилетия во главе Коммуішстйчсской партии стояли люди, чья некомпетентность не позволяла пропюзировагь события, опираясь на данные серьезных ученых: социологов, философов, политологов, историков. А данные разведки партийным руководством страны фактически игнорировались и предложения орівнов госбезопасности по комплексным мерам против долговремешшх планов США по разрушению советского строя отметались.

Работа спецслужб затронула все человечество. И это не преувеличение, примером может послужить одна из коллизий между СССР и США в период Карибского кризиса (1962). Тогда разведка сыграла важную роль в мирном разрешении конфликта, грозившего ядерной катастрофой.

За тридцать лет до событий в нашей стране 1991 года политическое противостояние между Вашингтоном и Москвой поставило мир на грань третьей мировой войны. Когда речь идет о Карибском кризисе, можно с большой степенью увсрепносга утверждать: судьба мира зависела от уровня полезности разведок двух держав — их компетентности и умения в нужном месте и в нужное время снабдить свои правительства информацией стратегического значения.

Исповедуя принцип предвидения и упреждения, органы госбезопасности и военная разведка должны были предполагать, что очагом возможного воеішого конфликта окажется Куба, вырвавшаяся первой из-под опеки США в Западном полушарии. Итак, место приложения сил спецслужб — США и Куба, время — конец 50-х и начало 60-х годов. Попытаемся осветить этот аспект работы ЦРУ и СИС против КГБ и ГРУ. Возможно, итогом этого расследования станет смена полюсов в оценке эффективности работы, в частности, одного из главных фигурантов «тайной войшл» в то время и в том месте.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.