Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Темы с вариациями - Страница 1


Николай Каретников


Темы с вариациями (сборник)


Темы с вариациями


От автора

Всегда был убежден, что композиторы должны пиеать только музыку, и ечитал для еебя еовершенно невозможным еочинять что-либо «прозоподобное». Однажды мне было предложено еоетавить небольшие воепоминания о Г. Г. Нейгаузе.

Отдавая еоетавителю еборника евой материал, я вдруг понял, что напиеал, еобетвенно, раееказ.

Разнообразнейшие люди, с которыми приходилоеь обш, атьея, и еобытия, в которых приходилоеь учаетвовать, показалиеь мне чрезвычайно интерееными, важными и даже необходимыми для феноменологии времени. Каким-то образом я запоминал детали проиеходившего и вее, что говорилоеь. К ечаетью, эпизоды, евязанные с такими людьми, как М. В. Юдина, В. Я. Шебалин, Г. Г. Нейгауз,

Я. Б. Зельдович, А. А. Галич или А. Г. Габричевекий, не делают мои пиеания полноетью ехожими ео ш, ербатовеким «О повреждении нравов в Роееии».

При чтении моих новелл может еоздатьея впечатление, что я один находилея в том иеключительном положении, которое опиеываю. В том же положении находилиеь и мои дорогие товариш, и - С. Губайдулина, А. Пярт, А. Шнитке,

В. Сильвеетров. Думаю, что имею право пиеать только о том, что пережил еам, или о том, чему был евидетелем. Я не придумал ни единого елова.

Как я стал «почетным планеристом»

Бабка была строга. Однажды, будучи в некотором подпитии, Шаляпин в сцене Галицкого с Ярославной, видимо для сценической достоверности, начал хватать ее «за грудки». Она, видимо, для еш, е большей достоверности и в соответствии с драматургией «Князя Игоря», прогнала его со сцены серией звонких пош, ечин. Публика ликовала. После спектакля он пришел извиняться.

Так вот, бабка была строга. Посему то, что она построила в Коктебеле большую двухэтажную виллу в пятидесяти метрах от дома М. Волошина, предопределило долголетнюю вендетту - бабкины представления о «хорошем» тоне напрочь отвергались буйной волошинской «командой».

Важная персона - Мария Адриановна Дейша-Сионицкая, заслуженная артистка императорских театров, - предложила коктебельской «мэрии» выставить на всех углах и перекрестках оповеш, аюш, ие указатели: «В Лягушачью бухту», «В Янышары», «На северный перевал», «На южный перевал», «В Судак», «В Феодосию» и т. д.

Перенесть подобное надругательство над естеством пейзажа было невозможно, и Волошин с друзьями за одну ночь выдернули из земли и уничтожили все указатели. Бабка подала на него в суд, и это судебное дело тянулось, к обш, ему удовольствию коктебельчан, лет восемь - почти до революции.

В этой комариной войне были свои победы и поражения: суд постановлял указатели восстановить, но «волошинцы» вновь их за ночь уничтожали. Были и свои перебежчики: А. Н. Толстой прибыл в Коктебель первый раз по бабкиному приглашению, однако он не смог долго выдержать строгие нравы виллы «Адриана» и быстро «перебежал» в дом Волошина. Все отношения между враждуюш, ими «кланами» были разорваны.

Однако к тому времени, когда я приехал в Коктебель впервые после последней войны и решился явиться в волошинский дом, былые распри были уже окончательно забыты. Я вошел и заявил, что «я внук Дейши-Сионицкой». Мария Степановна Волошина приняла меня совершенно по-дружески, представила проживавшим в доме и, самое главное, разрешила работать в громадной Волошине кой библиотеке. Несколько лет, до тех пор пока Мария Степановна не начала плохо видеть (а это позволило кому-то уташ, ить некоторые предметы и книги из мастерской Волошина), я каждое лето имел возможность читать литературу, в те времена абсолютно недоступную.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.