Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Традиционное мировоззрение тюрков - Страница 3

ПИЯ термина «традиционное мировоззрение», хотя сам он все чаще появляется в названиях исследований. По нашему мнению, дефиниция «традиционное» указывает на то, что речь идет о миропонимании людей, сложившемся в эпоху господства мифопоэтического мышления. Созданная в ту эпоху картина мира эволюционировала, изменялась, но в общих чертах сохранилась в некоторых обществах до начала нашего столетия.

Предметом мировоззрения является не «мир в целом», а «мир как целое»^. В мире, понимаемом как нерасторжимое единство всего сущего и мыслимого, должны были действовать единые закономерности. Принципиальным является и вопрос о том, кого следует рассматривать в качестве субъекта мировоззрения — индивида или социум. Авторы солидарны с мнением Р. А. Арцишевского, считающего, что мировоззрение представляет собой «попытку духовного самоопределения» и «форму самоосознания» именно социального субъекта, т. е. общества Именно коллективные представления и установки, а не индивидуальный опыт и переживания формировали содержание мировоззрения в так называемых «традиционных» обществах. Сказанное отнюдь не означает абсолютной однородности традиционных обществ в плане производства духовных ценностей. Разумеется, всегда существовали люди с особым социокультурным статусом, «генераторы» идей, но их дарование обогащало мировоззрение социума только в том случае, если не противоречило основным тенденциям развития последнего. Не случайно традиционализм считается характерной чертой общественного сознания людей доклассовой эпохи

Традиционное мировоззрение можно рассматривать как ядро общественного сознания, характерными чертами которого являются опосредованность, системность и предельная обобщенность,

Авторы данной работы поставили перед собой задачу реконструировать мировоззрение населения единой историкоэтнографической области.

Тюркоязычные народы Южной Сибири: алтайцы, хакасы, тувинцы, шорцы и тофалары — составляют коренное население Саяно-Алтайской историко-этнографической области. Эти народы близки по происхождению, культуре и этнической истории, их языки входят в восточно-хуннскую ветвь тюркских языков а численность на начало 80-х гг. XX в. составляла свыше 300 тыс. чел.

Здесь необходимо сделать несколько замечаний. Тюрки Южной Сибири, как известно, это не только скотоводы-кочевники, но и собиратели, охотники, рыболовы, отчасти земледельцы. Если сравнить хозяйство и быт южных тувинцев и тюрков Чулыма, то обнаруяштся много различий. Такое же несходство мы найдем в их духовной культуре и атрибутивном оформлении верований. Культура шорцев — пеших охотников горной тайги — сильно отличается от культурной модели коренного населения степей Хакасии. Несколько упрош;ая картину, можно сказать, что культура тюрков Южной Сибири — результат сложного синтеза, взаимопереплетения двух миров: охотников горной тайги и ско-товодов-кочевников. При этом следует иметь в виду, что докочевой период истории Южной Сибири был значительно протяженнее и, следовательно, нельзя недооценивать роль этого субстрата в культуре позднейших тюрков. Сложность и многокомпонеитность тюркского ареала Юяашй Сибири очевидны, но различия и варианты — естественное состояние культурной традиции, как форма, так и способ ее суш;е-ствования, тем более что в Юя^ной Сибири доминируют черты сходства, удеряшваюгдие и объединяюш;ие локальные варианты в русле единой традиции.

Реконструируя мировоззрение населения историко-этнографической области, этнограф оказывается в более выгодной ситуации, нежели при изучении мироош;уш;ения одного этноса. Прежде всего, значительно расширяется круг возмояшых источников. Учитывая степень сходства и различия в локальных культурах юяшо-сибирских тюрков и соблюдая корректность в обращ;ении с материалом, моя^но подчас проецировать выводы, сделанные на материалах одного этноса, на культуру родственного народа. В ряде случаев материалы по соседним народам содержат повторы, подтверждения и уточнения, что увеличивает достоверность выводов и уменьшает возможность случайных построений, опираюш;ихся на единичные материалы. Наконец, можно надеяться, что результаты реконструкции мировоззрения и вскрытые закономерности его развития будут иметь более обш;ий характер, нея^ели при рассмотрении культуры одного народа.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.