Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Традиционное мировоззрение тюрков - Страница 4

Авторы постоянно имели в виду, что любая переоценка особенных или обш;их черт культуры неизбеяаю исказит картину традиционного мировоззрения в целом. Выделяя в мировоззрении элементы, присущие всем этносам региона, мы стрались избегать их невольной и неоправданной абсолютизации. С другой стороны, материал для реконструкции столь обширен и разнообразен, что есть реальная опасность не увидеть в этой мозаике контуров самой системы мировоззрения. Можно свести исследование к описанию «культов»— культа коня, культа огня и т. п. явлений. Членение системы мировоззрения на мелкие, дробные составляющие зачастую противоречит их глубокой взаимосвязанности, не говоря уже о неправомерности обособления верований по признаку того «предмета», на который они ориентированы. Практика показывает явную недостаточность перечислений типа: представления о небесных божествах у качинцев, КЫЗЫЛьцев, тубаларов, шорцев, тоджинцев, якутов, если за этим не следует попытка увидеть систему, обусловившую существование единства в многообразии.

И наконец, выявляя типичные черты в мировоззрении тюрков Южной Сибири, авторам хотелось бы избежать обезличивания этого феномена. Ведь если увлечься поисками только типичного, можно незаметно переступить зыбкую границу этнического, особенного в культуре и оперировать понятиями, имеющими заведомо над этническое содержание. Чем более древние пласты мировоззрения мы рассматриваем, тем однороднее выявляемая картина для любого региона. Нарастание этнически особенных черт происходит соразмерно ходу этнической истории. Поэтому специфика этнографического подхода к изучению традиционного мировоззрения определяется, по мнению авторов, не только характером источников. В мировоззрении любого парода можно обнаружить воплощение общекультурных закономерностей. Будучи интернациональными по сути, они являются этническими по форме, по способу воплощения. Поэтому, исследуя мировоззрение тюрков Саяно-Алтая, хотелось бы ответить и на вопросы, в чем специфика именно тюркской модели мира, какими особенностями бытия она обусловлена. Задача сложная, но выполнимая, как свидетельствует опыт реконструкции мировоззрения нганасан, предпринятый Г. Н. Грачевой

Восприятие языка иной культуры — процесс сложный и небезболезненный. Порой приходится прилагать значительные — и, увы, не всегда эффективные — усилия для того, чтобы понять явления, рожденные в недрах другой, удаленной от нас во времени и пространстве традиции. В противном случае эти явления оказываются беззащитными перед скорым судом нашей логики и снисходительным рационализмом обыденного сознания. Они обретают несвойственный им изначально статус и пополняют коллекцию этнографических диковинок и курьезов. При изучении наследия архаичных культур единственно корректным может быть подход, в равной степени свободный как от умиления экзотикой, так и от абсолютизации архаики как средоточия некоей древней мудрости. Позиция исследователя (и читателя) должна определяться глубокой заинтересованностью в понимании «иного мира» и непредвзятостью, какие бы «диковинные» и чуждые нам формы ни принимала изучаемая культурная традиция. «В момент, когда мы заново открываем природу в том смысле, как ее понимали греки, мы начинаем понимать и всю сложность поставленных ею вопросов... В момент, когда мы принимаемое, ,,уважая“ проблемы физической теории природы вообще, мы одновременно должны уважать и любой другой интеллектуальный образ мира, будь то отношение к жизни у моряков или крестьян или концепции других наук. Это нужно сделать не для того, чтобы осудить сообщество ученых или человеческую культуру, но чтобы скрестить их, установить между ними,,невидимые связи“, обусловленные требованиями нашей эпохи»^®.

Логика развития гуманитарных наук сформировала устойчивые стереотипы восприятия иных культур, в особенности архаичных. Эти культуры представали аморфными, расчлененными на культы, верования, обряды, фольклор, ритуалы и т. д. Порой за скромностью вещного оформления предполагалось и отсутствие богатого содержания. Подчас мы, обращаясь к культурному наследию народов Сибири, считаем их мировоззрение средоточием идеалистических установок, тем самым занижая уровень интеллектуального развития и упрощая духовный мир создателей этих культур. Совершенно права Г. Н. Грачева, когда пишет, что «существует некоторое стремление приписывать народностям, стоявшим на иных ступенях экономического развития и, следовательно, находившимся в иной познавательной ситуации, отсутствие развитой способности к систематизации. На основании такой посылки делается вывод о невозможности системности или какой-то стройности в представле-ниях»^^.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.