Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Вахтанг Челидзе - Страница 1


Вахтанг Челидзе - Страница 1
Вахтанг Челидзе - Страница 1
Вахтанг Челидзе - Страница 1

ИСТОРИЧЕСКИЕ



ХРОНИКИ



ГРУЗИИ



: XI-XII :



Перевод с грузинского А. БЕСТАВАШВИЛИ



Тбилиси Меранн 1988



4-382



В книге освешаются события, запечатленные в летопнся" XI! в Автор - известный грузинский писат^^ь Вахтанг Челидзе. - опираясь на



Аич. а также на иноязычные источники. Д/ет живую картину сложной и бурной эпохи, черпая богатый »^^т«Ряал на раз^ личных областей грузинского искусства и ¦^‘^^ератур, стигшпх в эту эпоху своего наивысшего расдве.



Редактор Г. Г. БЕРАДЗЕ



Ч 4702017200^^ ,3g_gg M604I081—88



© Издательство «Мерзни». 1988 ¦.



ГЛАВА


Вахтанг Челидзе - Страница 1


В предыдущей книге’ мы остановились на том, как грузинский царь Георгий II был вынужден уступить престол своему сыну, совсем еші-юному царевичу.



Обычно вступлению на престол сопутствует радость. Человек, го товящийся к царствованию, независимо от возраста, хорошо знает, ка кое бремя взваливает на свои плечи, какую ответственность берет на себя не только перед лицом современников, но также и перед предтечами своими, и в особенности перед будущими веками и поколениями Истинный сын отчизны заранее ощущает всю тяжесть ответственности перед самым строгим и неподкупным судьей — перед историей... И все таки, это собЕЛТие связано с чувством радости, ибо асе человеческие слабости — н среди них в первую очередь амбиция, тщеславие, честолюбие, алчность и ревность — власть предержащим присущи в большей степени, чем просты. м смертным.



Пока не будем уточнять, с ликованием принял юный грузинский царь пред-ложеівнын ему престол или понимание своего долга несколько приглушало естественную радость.



Возможно, легче представить себе, с каким душевным трепетом следили за каждым шагом молодого царя остальные — вельможи двора, воины и простые верноподданные — друзья н враги, добрые соседи и враждебно настроенные державы...



«...Когда Давид стал царем, разорена была Картли, и кроме как в крепостях, не было жителей нигде, и не было строений никаких...»



Такими словами начинает летописец повесть о деяниях Давида Строителя, ^u еще не сказали, что этот шестнадцатилетнпн юноша, на которого отец «собственноручно» возложил царскую корону, был царем Давидом IV или Давидом Строителем.



Строителем (по-грузински. Ягмашенебели) народ прозвал его позд-



' См. в Челидзе. «Исторические хроники Грузии». Тбилиси, 1980.



Нее, н само прозвание уже говорит о том, как велика заслуга этого че ловека перед страной. Деяния его таковы, что превышают деяния дру гих, превышают многое и позволяют считать его одним из лучших сы новей своего народа. Народ так просто не раздает имен н титулов. Та кое имя указывает на совершенно особые заслуги, которыми облала тель данного имени отличается от всех остальных, оставив неизгладн мый след в жизни и в долгой истории народа...



Ведь. мы знаем н то, что пожалованные тем или иным деятелям прозвания не всегда бывают лестными и желанными. Читатель, должно быть, помнит, как прозвали Болгаробойцей сотню лет назад императора великой соседней державы, наводившего страх на весь тогдашний. мир. И осталось за ним это имя навечно, как символ жестокости и деспотизма: пока существует человечество, будет существовать и эго имя, оно не сотрется и будет напоминать новым и новым поколениям о нечеловеческой жестокости н бессердечии этого венценосца. И как бы ни старался он для своего народа (а ве. чь за ним числятся и немалые заслуги), это прозвище все равно бросает на него тень...

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.