Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Военное дело сарматов и аланов - Страница 5

Неожиданно для себя мы находим интересную информацию о тактике аланов у сатирика Лукиана (около 120 — около 190 г.). В произведении «Токсарид, или Дружба» автор сравнивает дружбу у греков и у скифов в форме диалога. В этот рассказ включено и описание кампании и генерального сражения скифов с боспорцами и их союзниками — аланами, сарматами и махлиями, вероятно махелонами Северной Колхиды14. Несмотря на то что описание не подробно, абстрактно


Введение

И носит, скорее всего, гипотетический характер, мы все же можем почерпнуть из него определенные характерные черты тактики и вооружения населения Северного Причерноморья. Источник Лукиана неизвестен, но, вероятно, в своем описании автор опирался на современную ему военную практику15. Естественно, нельзя исключить использование Лукианом еще более древнего материала, но совершенно ясно, что автор вносил в повествование современные ему элементы (например, этноним тех же аланов).

Важное значение для изучения военного дела сарматов имеет один пассаж римского историка Диона Кассия Коккеяна (около 160 — около 235 г.), сохранившийся в изложении византийского монаха Иоанна Ксифилина. Речь идет о битве римлян с языгами на льду Дуная зимой 173/74 г. входе Маркоманских войн16. В данном пассаже автор описывал реалии своей современности и явно пользовался компетентным источником. Несмотря на краткость и определенную риторизирован-ность повествования здесь наглядно показаны основные тактические принципы языгской конницы и ее вооружение. Сопоставляя эти данные со свидетельствами других источников, можно лучше представить общую картину развития конницы сарматов.

Более поздним трудом, сведения из которого особенно ценны для изучения сарматского и аланского военного дела, является сочинение последнего крупного историка античности — Аммиана Марцеллина (около 330 — около 400 г.). Он был не только высокообразованным человеком, но и профессиональным военным, штабным офицером, принимавшим участие в военных кампаниях. Его описания сражений информативны, хотя под влиянием образца для подражания — Тацита — они риторически обработаны и подчас не совсем ясны. Очень важные сведения об аланах, под именем которых Аммиан понимает сарматов вообще, содержатся в этнографическом описании аланов17. Причем часть из этих сведений, без сомнения, относится к более ранней эпохе, ведь Марцеллин, как и другие античные авторы, не видел исторического развития явлений, статично воспринимая историческую эволюцию. Однако не исключено, что кочевые этносы сохраняли свои социально-политические и военные особенности не только в представлениях Марцеллина и античных стереотипах, возможно, так и было в действительности, так как хозяйство, способ ведения войны у номадов отличаются консервативностью и даже закостенелостью.

Несомненно, на современных Марцеллину материалах построен и рассказ о набегах сарматов на дунайские провинции Римской империи18. Здесь точно подмечено вооружение сарматов, дана характеристика их лошадей. Данные сведения явно базируются на свидетельствах компетентных информантов, скорее всего очевидцев, тех, кто знал о сарматском способе войны. Определенные данные добавляет к нашим сведениям и рассказ о разгроме двух римских легионов сарматами в Восточной Паннонии в 373 г.19 Это описание очень кратко, но весьма ярко рисует тактику сарматских всадников той эпохи. Однако автор, вероятно, имел довольно скудную информацию об этом событии. У Марцеллина мы можем найти и еще целый ряд небольших, но не менее ценных свидетельств о военном деле сарматов и аланов, упоминания о которых приведены в соответствующих местах настоящей работы.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.