Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Военное дело сарматов и аланов - Страница 6

Таковы наиболее важные античные источники по военному делу сарматов и аланов, сопоставляя и анализируя которые, мы можем представить не только состояние последнего, но и его развитие. Около сотни других письменных источников, в которых также есть сведения о сюжете, читатель найдет в соответствующих местах книги. Естественно, подчас источники подвергаются неожиданной трактовке со стороны современных исследователей, в таких случаях я предпочитал следовать за информацией древнего автора, а не за ее интерпретацией.

В качестве дополнительного материала в работе приводятся свидетельства закавказских, армянских и грузинских источников, в которых иногда упоминаются интересные подробности, отсутствующие в трудах античных авторов. Я старался не использовать такой богатый источник информации, как осетинский нартовский эпос, военное дело которого считается в основном восходящим к средне - и позднесарматскому периодам20. Действительно, эпика доносит до нас отголоски определенных исторических событий, деятельности неких исторических персонажей и даже какие-то исторические реалии, которые необходимы по ходу рассказа, но все же основной блок реалий в эпосе достаточно поздний, поскольку сам сюжет должен был быть понятен слушателям, которым необходимо было отождествить реалии, упоминаемые сказителем, с известными им21.

Историография

Историографию военного дела сарматов и аланов нельзя назвать обширной, хотя существует большое количество работ, посвященных отдельным археологическим находкам, различным видам оружия и их классификации. Однако лишь в немногих из них затрагивается военное дело в целом или его аспекты. Здесь следует отметить наиболее важные из этих работ.

Российская и украинская историография, несомненно, богаче и разнообразнее, чем западная. Уже М. И. Ростовцев в своих работах по исследованию Северного Причерноморья касался некоторых аспектов военного дела сарматов22.

В. Д. Блаватский (1954: 113-123) в своей монографии о военном деле Северного Причерноморья также уделил некоторое внимание вооружению сарматов и их боевому порядку, в частности, он утверждал, что эти кочевники строились клином — мнение, которое стало традиционным в отечественной историографии.

Началом систематического изучения всего оружия ранних сарматов следует признать монографию К. Ф. Смирнова (1961), которая, впрочем, не относится непосредственно к предмету нашей работы, но важна для представления общего генезиса вооружения сарматов.

На сегодняшний день основной работой по теме следует признать монографию А. М. Хазанова (1971), в которую вошли материалы его статей по военному делу сарматов23. В работе по археологическому материалу детально анализируются все известные в то время элементы сарматской паноплии. Автор сопоставлял вещественный материал со свидетельствами античных источников. Для нашей темы особенно значимой является последняя часть монографии, посвященная военному искусству и, в частности, «катафрактариям» — термин, который с легкой руки автора вошел и широко используется в отечественной и даже восточноевропейской литературе с неверным значением24. Тут рассмотрены основные элементы военного дела сарматов в развитии, установлены три стадии последнего. Естественно, при этом автор в большей степени опирался на археологический материал, не привлекая значительную часть античных источников.

Много внимания военному делу и в первую очередь оружию сарматов уделил в своих работах украинский археолог А. В. Симоненко — в настоящий момент ведущий исследователь сарматского оружия. Необходимо особо отметить его кандидатскую диссертацию, в которой детально рассматриваются оружие, комплекс вооружения, а также тактика причерноморских сарматов и поздних скифов25. Материал диссертации лег в основу большой статьи, можно сказать, монографии, которая, к сожалению, была опубликована на немецком языке, и поэтому значительная часть отечественных археологов не может в полной мере использовать ее26. Впрочем, не со всеми выводами А. В. Симоненко следует соглашаться, особенно с теми, где автор, критически относящийся к нарративным источникам, отходит от чисто археологических вопросов и переходит к историческим характеристикам. Это в первую очередь касается излишне категоричных обобщений типа «конница (а тем более тяжелая) всегда и во все времена атаковала в сомкнутом в той или иной степени строем, иное ее применение в бою малоэффективно, чтобы не сказать — бесполезно»27. А действие легкой кочевой конницы при повторных атаках? А построение европейских рыцарей «частоколом»? Кроме того, построение конницы зависело и от обстоятельств боя. Впрочем, как мне указал автор, имелся в виду не военный термин «сомкнутый строй», а описательное обозначение всадников, построенных в линию на любом расстоянии друг от друга. В таком случае эту фразу следует признать неудачно сформулированной, поскольку казацкая лава — это все же рассыпной строй.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.