Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Войны Роз - Страница 5

Отобрать у человека его владения было великим грехом, вызывающим гнев Господень. Убить короля было грехом смертельным и несоизмеримо ббльший — «гнусным, черным, грязным», — слова не могли в полной мере выразить того ужаса, который порождало подобное прегрешение. В помазаннике Божьем есть часть тайны Господней. На нем лежит божественная благодать, и он не может быть умерщвлен без неминуемой Божьей кары. Даже на одну только мысль подданных о свержении Ричарда II епископ Карлейльский ответил предостережением о грядущем гневе:

Так можно ли судить вам государя.

Носителя небесного величья.

Избранника, наместника господня.

Венчанного, помазанного Богом,

И приговор заочно выносить^?

Если же подобное случится.

Кровь павших англичан удобрит землю,

И многие грядущие века Оплачут горько это злое дело;

К язычникам переселится мир,

А здесь междоусобья разгорятся.

Восстанет брат на брата, род на род.

Насилье, страх, разруха и мятеж

Здесь будут жить, и край наш будет зваться

Голгофой и страною мертвецов^.

^См.: Http://www. shakespeare. ouc. ru «Король Генрих IV», часть I, акт IV, сцена III. Пер. Б. Пастернака. — Примеч. перев.

'‘Там же. Часть II, акт IV, сцена V. — Примеч. перев. ^Там же. «Ричард II», акт IV, сцена I. — Примеч. перев. ^Там же. — Примеч. перев.

Наводящая ужас тема вины поднимается снова и снова. Даже в ночь перед Азенкуром Генриха V терзали думы о грехе и искуплении:

О, не сегодня, Боже, позабудь Про грех отца — как он добыл корону!

Прах Ричарда я царственно почтил И больше горьких слез над ним пролил.

Чем крови вытекло из жил его.

Пять сотен бедняков я призреваю.

Что воздевают руки дважды в день.

Моля прощения за кровь^.

Генрих V избежал проклятия. Ему наследовал его сын, Генрих VI, чья слабость и неспособность контролировать вздорную аристократию дала Ричарду Йоркскому благоприятную возможность более решительно возобновить свои легитимистские притязания на трон. Одна трагедия перерастала в другую. Каждое новое преступление порождало очередную волну бесчинств. Убийство двух принцев — сыновей Эдуарда IV в Тауэре — плата за вероломство, совершенное им по возвращении из изгнания в 1471 г.: чтобы получить поддержку, он сразу заявил, что прибыл, дабы вернуть себе только герцогство Йоркское, свое фамильное владение, а не корону! В конце концов Босуортское сражение потопило в крови чудовищное воплощение злодейства в лице Ричарда III и объединило династии Йорков и Ланкастеров браком Генриха VII и Елизаветы Плантагенет:

Нет больше распрей, кончена вражда.

Да будет мир на долгие года.

Все было готово для спокойствия и процветания Англии Тюдоров.

Законы жанра вынуждали Шекспира вмещать все события в определенные временные рамки. Он свел унылое описание политической жизни и войн к неисторическому, но трагическому единству, потрясающему нас своим напряжением и ужасом: вслед за Маргаритой Анжуйской мы представляем это царствование «пристанищем жестоких убийств». Начиная с призыва герцогини Глостер отомстить за Ричарда II, через шокирующее хвастовство принца Генриха, что он мог бы похоронить его легкомыслие в кровавых одеждах, через сцену при Тоутоне, где отец убивает сына и сын отца, зловоние смерти и ужаса достигает своего апогея в последних ядовитых издевках королевы Маргариты, обращенных к герцогине Йоркской:

^Там же. «Генрих V», акт IV, сцена 1. — Примеч. перев.

Твоя утроба вытолкнула в мир Чудовище, которое нас губит.

Тот пес, что, быв еще слепым щенком,

Имел уж зубы, чтоб терзать ягнят И лакомиться их невинной кровью.

Тот изверг, исказивший образ божий.

Тот на земле невиданный тиран,

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.