Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Воспоминания о прожитом и о пережитом - Страница 8

Жили здесь и священнослужители, лишенные священного сана, и ссыльные декабристы, жили участники польского восстания и народных восстаний. Много было высланных в город за революционные действия.

Особенно много людей было из числа высланных уже в наши 30-е годы.

Все эти люди годами, десятилетиями оказывали разное влияние на мысли, действия и убеждения коренных томичей-чалдонов. В Томске всегда была очень сложная криминальная обстановка. Процветали воровство, бандитизм, были громкие убийства.

Материальная жизнь в городе была всегда тяжелой. Надо учесть, что снабжение населения города Томска продовольствием, продуктами питания значительно уступало снабжению других городов Сибири, особенно Новосибирска, Омска, Кузбасса. Это вызывало у жителей города определенное неудовольствие. В городе ходили различные сплетни, разговоры, анекдоты.

На столбах стадионов «Локомотив» или «Спартак» я несколько раз видел листовки антисоветского содержания.

Правда, особого интереса у людей эти листовки не вызывали.

Я тогда эти листовки просто не понимал. Но содержание одной из них как-то рассказал своему отцу.

Помню, что отец, выслушав меня, подумал, как всегда, и сказал примерно так: «Я думаю, что те, кто сочинял эти листовки, — очень нас не любят. Просто ненавидят». Потом подумал еще и добавил: «Это, видимо, неумные, просто глупые люди».

Об этих листовках можно было бы сейчас и не писать. Как это ни странно, но я вспомнил о них несколько лет спустя. Это было в июле-августе 1941 года под Смоленском. Немцы засыпали нас тогда листовками с призывом сдаваться в плен. По содержанию немецкие листовки были копиями тех, которые я читал в Томске в 1932 году. И на фронте я вспомнил слова своего отца. Только тогда

Боевой путь соединений и частей, сформированных в Томске

1939 - 1944 годы


Я понял, как прав он был.

Жизнь города Томска, как в зеркале, подчас и в кривом, отражалась в жизни жителей нашего двора по Пролетарской улице. Многие все еще по-старому называли ее тогда Дворянской.

У нас во дворе были три жилых дома и громадный склад, принадлежавшие знаменитому СибЛагу НКВД. В складе хранилось зерно для снабжения «клиентов» НКВД.

Удивительно различные люди, семьи населяли эти дома.

Рядом с нами жила, например, семья капитана, который служил в Томском артиллерийском училище. После войны в здании училища размещалось училище связи. В июле 1997 года в этом здании произошла страшная трагедия, унесшая жизни 12 курсантов.

Я дружил с сыном капитана, часто бывал у них, много говорил с самим хозяином квартиры. Он очень подробно, интересно, с большой любовью рассказывал об армии, ее жизни, учебе. Думаю, что эти рассказы во многом предопределили мою дальнейшую судьбу.

В соседнем доме жил зубной врач. У него было четыре сына, с одним из них у меня были хорошие отношения. У врача была очень хорошая библиотека, которой я мог пользоваться. Надо сказать, что за эти годы жизни в Томске прочитал я художественной литературы гораздо больше, чем за всю оставшуюся мою жизнь. Помню, как ночами «проглатывал» книги Дюма, Жюль-Верна, Вальтер Скотта, Майн Рида и других так дорогих мальчишескому сердцу авторов. Авторы этих книг тоже, как и капитан из ТАУ, оказали большое влияние на мою дальнейшую жизнь.

В одном из домов жил известный в Сибири баянист — Иван Иванович Маланин. Он и его супруга от рождения были слепыми. Сколько же радости давал Иван Иванович людям, когда открывал окна своей квартиры (даже зимой) и по двору разносились чудесные звуки его баяна.

Очень интересный человек жил в соседнем доме. Он имел какое-то отношение к торговле, и его иногда арестовывали, но быстро отпускали. После очередной отсидки торговец прямо посреди двора устраивал «пресс-конференцию». Он с восторгом говорил, что там (в НКВД) «усе досконально о нас известно».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.