Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Восстание 1773 - Страница 10

В ожидании регулярных войск из центра губернатор принял следующие меры: рекрутские команды, назначенные к отправке в солдатские батальоны, были задержаны; заведующему поселениями отставных солдат генерал-майору

А. И. Миллеру поручено было собрать, на первый раз, до 500 человек из отставных и расположить их по реке Черем-шан; секунд-майору С. Астафьеву надлежало набрать служилых татар. Дворяне вооружили дворовых людей и отправили за реку Каму прикрывать границы Казанской губернии. Симбирскому коменданту полковнику П. М. Чернышеву приказано было со своей командой следовать по Самарской крепостной линии до Бузулукской крепости, забирая по пути войска, в том числе 500 калмыков, наряженных еще в сентябре в помощь бригадиру Билову. Премьер-майор Казанского батальона фон Варнстед должен был подойти к Бугульме, выйти на Ново-Московскую дорогу, ведущую к Оренбургу, и присоединить к себе башкир и татар, живших в окрестностях Бугульмы42.

Башкирским отрядам, сформированным в Стерлитама-ке, приказано было выйти на Ново-Московскую дорогу и также присоединиться к Варнстеду.

Сам Брант, для оперативного руководства над объединенными силами обеих губерний, оставил Казань и 17 октября прибыл в Кичуевский фельдшанец.

Вернемся к Стерлитамакской пристани, где шло формирование башкиро-мишарского корпуса. Выполняя распоряжение Уфимской провинциальной канцелярии, П. Богданов 27 октября отправил из пристани на Авзяно-Петровский завод прапорщика Моисеева с 289 воинами на поимку Хлопу-ши. В Табынск отправил поручика Ларионова с 167 башкирами и 108 мишарами на случай появления здесь Хлопуши. На Ново-Московскую отправился было подпоручик М. Ура-ков с 694 человеками для того, чтобы установить связь с Варнстедом; затем туда должен был следовать капитан И. Ураков с оставшимися 997 воинами. Однако в тот день Богданову стало известно, что из Авзяно-Петровских заводов вышли «злодеи», которые везли к Оренбургу 2 тысячи заводских крестьян. Подпоручик Ураков был немедленно возвращен. В тот же день, т. е. 27 октября, вдогонку за Моисеевым выступила тысячная команда во главе с секунд-майором Головым и старшиной Алибаем Мурзагуловым. При этом, как отмечает в своем рапорте Богданов, башкирские старшины Сайран Саитов и Кусяпкул Азатев с 250 башкирами Юрматинской волости неохотно пошли следом.

Перейдя через р. Белую, отряд остановился на ночевку. Высланная вперед разведка донесла, что крестьяне ночуют в деревне старшины Сайрана. На следующий день около деревни Осиновка, на пути к Верхоторскому заводу, произошла встреча двух отрядов. Начались переговоры. Представители крестьян заявили, что «едут к новому государю, и возмутитель их, Хлопуша, в числе шести человек две бомбы увезли к Оренбургу на подводах прежде, а они везут семь пушек, порох и свинец, и их не более трехсот человек». На предложение Голова сдать оружие и вернуться на завод крестьяне ответили отказом и, установив пушки, приготовились к бою. Сайран и Кусяпкул стали уговаривать майора воздержаться от кровопролития, мотивируя это тем, что среди крестьян находятся башкирские женщины и дети д. Сай-раново. Голов же намеревался напасть на мятежников. Тогда башкиры схватили его за руки, угрожая увести вместе с Ураковым и Моисеевым к Пугачеву. Голов был вынужден ретироваться. Сайран и Кусяпкул в Стерлитамак не вернулись, а отправились в Оренбург. К тому времени у них было уже 950 человек, ибо накануне к ним присоединились еще 700 юрматинцев, находившихся до сих пор в своих домах, т. е. уклонившихся от призыва.

Создается впечатление, что в данном случае башкиры действовали вовсе не стихийно, и скорее всего находились в сговоре с крестьянами.

Таким образом, юрматинцы, вслед за другими южными племенами кипчаков, бурзянцев, тамьянцев, усергенов сделали свой выбор в пользу Пугачева.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.