Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ян Амос Коменский. Изд. 2-е - Страница 6

Все это тормозило прогресс общественной мысли. Поэтому девизом новой эпохи стало преодоление средневекового догматизма и схоластики. Ближайшая задача буржуазии состояла в создании новой, собственной идеологии, основанной на научных знаниях и соответствующей духу эпохи, гораздо более прогрессивной по сравнению с феодальной.

В то же время в XVI—XVII вв. основной формой идеологии по-прежнему остается религия. Для буржуазии религия с самого начала должна была стать мощным оружием угнетения, опиумом для народа. И буржуазия использовала это оружие в соответствии со своими классовыми интересами. Как указывает Маркс, английский буржуа, прикрываясь Библией и христианскими лозунгами, беспощадно душил своих соотечественников, превратившихся в бродяг и нищих, торговал людьми и уничтожал местное население колоний.

В XVI—XVII вв. во многих странах Европы велась борьба не только против экономического и политического строя феодализма, но и за утверждение новой идеологии, новой научной мысли во многих отраслях знаний.

Буржуазия, находившаяся на подъеме, уже не удовлетворялась такими людьми средневекового типа, которые были оторваны от бурной жизни и часто становились отшельниками. Наоборот, новому классу этой эпохи нужны были новые люди, полные сил, оптимизма и способные использовать эти знания в жизни, преобразовать силы природы, поставить их на службу человеку. Все это способствовало развитию научной мысли. XVI—XVII века являются периодом необыкновенного расцвета науки. Девизами той эпохи были: «Знания—для всех», «Сила— в знании».

Что такое знание? Какое значение имеет оно для человека? Что необходимо знать человеку? Откуда должен он черпать это знание? Как должен человек использовать знание для улучшения жизни? Таковы те основные вопросы, которые по-новому были поставлены в XVI— XVII вв. и решение которых привлекало внимание многих мыслителей. Сама постановка этих вопросов была продиктована реальными требованиями жизни, выражала дух эпохи и служила задаче подчинения научной мысли требованиям жизни.

Развитие производительных сил, подъем торговли и промышленности выдвинули в порядок дня прежде всего необходимость изучения природы, развития естествознания. Мировоззрение идеологов новой эпохи, несмотря на то что религия в значительной мере сохраняла свое влияние на человеческий разум, проникнуто естествоведческим материализмом. Еще в XVI в. великий польский ученый Николай Коперник заложил твердый фундамент для развития научной мысли в естествознании. Ф. Энгельс указывал: «Революционным актом, которым исследование природы заявило о своей независимости и как бы повторило лютеровское сожжение папской буллы, было издание бессмертного творения, в котором Коперник бросал — хотя и робко и, так сказать, лишь на смертном одре — вызов церковному авторитету в вопросах природы» 8. Продолжателями великого дела, начатого Коперником в области исследования и изучения природы, стали Галилео Галилей (1564—1642), Джордано Бруно (1548—1600), Иоганн Кеплер (1571 —1630), Ф р е н с и с Бэкон (1561—1626),

Ренэ Декарт (1596—1650), Барух Спиноза (1632—1677) и другие. Основной девиз этих великих мыслителей, современников Коменского, — наука должна быть поставлена на службу человеку, должна обеспечить господство человека над природой.

Особенно большое влияние на развитие общественной мысли оказал Ф. Бэкон, которого К. Маркс назвал истинным родоначальником английского материализма и вообще опытных наук новейшего времени.

Бэкон в соответствии с требованиями эпохи в центр своего учения поставил исследование природы и закономерностей ее развития, поскольку, по его мнению, истинной наукой является естествознание. Правильно отмечал Гегель, что Бэкон «приобрел большие заслуги тем, что он показал необходимость обращать внимание на внешние и внутренние явления природы» К

Бэкон, глубоко осознавший важность изучения природы для жизни, для дальнейшего развития производства и для благосостояния человека, считал, что с успехами в изучении природы связано счастье людей, что от этого зависит развитие их производительных сил.

Он ставит вопрос о том, как могут люди познать природу и ее тайны, истину вообще, и отвечает: «Человек — слуга и истолкователь Природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в порядке Природы делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может»9 и в другом месте: «Самое лучшее из всех доказательств есть опыт»10. Исходя из этих принципов, Бэкон выступает против слепого принятия авторитета Аристотеля.

Каковы конкретные, пути открытия и установления истины, по Бэкону? Он пишет: «Два пути существуют и могут существовать для отыскания и открытия истины. Один воспаряет из ощущений и частностей к наиболее общим аксиомам и, идя от этих оснований и их непоколебимой истинности, обсуждает и открывает средние аксиомы. Этим путем и пользуются ныне, другой же путь выводит аксиомы из ощущений и частностей, поднимаясь непрерывно и постепенно, пока, наконец, не приходит к наиболее общим аксиомам. Это путь истинный, но не испытанный» 11.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.