Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Явка до востребования - Страница 5

2. УЧЕБА

Общежитие — неповторимый особый мир со своими заботами, страстями и противоречиями. Населяют его живые люди, часто с полярными характерами.

Моими соседями но комнате, а потом и друзьями на всю жизнь, оказалось шестеро симпатичных ребят из разных городов России. После окончания инетшуга пути-дороги развели нас, по-разному сложились и паши судьбы. Отрадно сознавать, что все мы, несмотря на трудности, невзгоды и несчастья, не свернули с выбранного нуги, чсспю трудились и остались веріпл юношеской дружбе. Мы не вйдсішсь норой годами, но каждая встреча, будь она в Москве или за ірапйцей, была для пас праздником. Нам было о чем поговорить, бьшо что вспомнить.

Первый раз веем курсом мы собрались 17 сентября 1945 года. Нас было 386 человек. И почти ноловшіа—фронтовики, некоторые еще в погонах, люда, прошедшие суровую школу жйзіш, увешанные орденами и медалями. Среда них—четыре Героя Советского Союза. Бьша на курсе и небольшая группа ребят, пришедших от станка, а остальные — вчераішшс школьники.

Все волновались, нам предстояло вместе учиться и жить, а мы были такими разными по возрасту, жизнсшюму опыту, воспитанию, традициям и привычкам, по благосостоянию и положению родителей. По, несмотря па все различия, мы быстро привыкли друг к друіу Получилось удачное сочетание опыта фронтовиков и производственников, отвыкших от учебы и в какой-то степени растеряв-ышх знания, и юнцов со школьной скамьи, для которых институт был продолжением школы. Мы учшшсь у старших ответственному отношению к делу, подражали им. Мы обязаны фронтовикам и за сшючснис коішскттіва, и за уроки жизни. Разница в возрасте и опыте, шокировавшая нас в первые діга, скоро стерлась, и разнородішй коллектив стал ;фужпым, сплоченным и представлял собой прекрасный материал ;уія подготовки качсствсішо нового поколения работников в области внешней политики.

Мне не раз задавали вопрос: «Как ты — житель глубинной северной деревни — попал в МГИМО? Ведь это элитарный институт!? Многие москвичи нс могут туда поступить. Кто тебе помог?» Пикто мне и моим друзьям, с которыми я жил и учился, не помогал. Связей, способных сделать это, у нас не было. В ту пору нам были не ведомы «блат» и «репетиторство». Помогла нам всем, конечно, школа. Несмотря на труцности лихолетья, и в сельских школах тогда хорошо учили. Помогли МНС ро;дггсіш: оіш меня вырастили и научили работать. Огромная им сьшовья нризпатс;и»пос1ъ.

Были ли у меня какие-то прсим>ацества перед другими абитуриентами? Перед фронтовиками, конечно, нет. Перед производствсшга-ками — нс знаю. Думаю, тоже нет. Л перед выпускниками срсдішх школ, пожалуй, бьиш. Еп^с школышком я стал кандидатом в члеіпі ВКП(б), членом райкома комсомола. Имел блестящую характеристику райкома партии, в которой говорилось, чгго, будучи учеішком 8—10 классов, успешно готовил в системе Всевобуча попоіпісішс для армии, за что был иг награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов»

А был ли наш институт «элитарным»? Был! И это мы поняли, когда поучились и послушали таких корифеев пауки, как Е. В. Тарле, Н. Н. Баранский, В. Н. Дурдсневский, С. Б. Крылов, Р. З. Манфред, И. А. Витвер, В. С. Сидорин и многих других академиков и профессоров старой университетской формации.

«Элитарным» в негативном смысле он стал, когда в неш закрыли доступ «кухаркиным» детям. И, думается, «расслоение» студенческого коллектива началось уже в сентябре 1946 года, когда, «в порядке исключения», в инеппут было принято 40 девушек, но какие фамилии! Молотова, Жукова, Косыгшіа, Мухшіа и другие. «Дамские отпрыски блаіх)родных семейств», — как сказал одші из моих однокурсников.

Руководство МИД СССР и дирекция института организова;ш учебный процесс так, что семинарские занятия по многим дисциплинам и курсам по международной политике, дйішоматйческому прагоколу вели ответствешше сотрудпики МИД СССР, сочетавшие практическую работу с научной и преподавательской деятельностью. Семинарские занятия по философии в моей группе, к примеру, вел советник первого класса, впоследствии Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР, А. А. Рощин. Руководителем моей дипломной работы по новой французской конституции был сотру/щик отдела страп Западной Европы кандидат исторических паук Покровский.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.