Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Змеиные джунгли - Страница 10

Его план захватить столицу повстанцев на севере Лусона и уничтожить руководимую Агипальдо Армию Освобождения был сродни игре па понижение. Одна часть американских войск выполняла роль загонщиков, вынуждая филиппийцев

I щи I под огон ь за град) пел ы нях отрядов, I юджз щавшмх их как бегущую дичь. В силу необыкновенных условий — необычайно обильные дожди затопили окрестности, снизив скорость продвижения конницы до шестнадцати миль за одиннадцать дней - силы Соединенных Штатов разбили армию повстанцев, с легкостью захватив пх базы снабжения и командные пункты. Словно подтверждая слова манильской знати, парод в освобожденных деревнях встречал солдате явным облегчением, размахивая белыми флагами и крича «Вива Америка-

II ос!»

Американский офицер Джеймс Франклин Белл докладывал, что сопротивление продолжают лишь «мелкие отряды... чаще собранными из осколков и обломков крушения мятежа».1’ Отис телеграфировал в Вашингтон о победе п дал ин тервью «Леслнз Упклп», в котором заявил;

«Вы просите меня сказать, когда закончится война на Филиппинах, и определить, сколько людей н снаряжения необходимо, чтобы привести дело к успешному завершению. Это не представляется возможным, потому что война на Филиппинах уже окончена».'

Разумеется, события того времени произвели неизгладимое впечатление на 18-летпего Джорджа Катлетта Маршалла.2 Добровольцы роты «С» 1.0-го Пенсильванского полка возвратились в его родной город в августе 1899 года. Маршалл вспоминает: «Когда поезд прибыл в Юнионтаун из Питтсбурга, где их полк принимал президент, каждый гудок гудел и каждый церковный колокол звонил непрерывно пять минут в безумии всеобщего чествования». Состоявшийся позже парад «...был демонстрацией величайшей гордости небольшого американского городка за свою молодеж ь и ее достижение, вызывавшим неподдельный энтузиазм».н

Победа над основными силами мятежников чрезвычайно обрадовала администрацию Мак-Кинли. Теперь ненасильственная ассимилияция могла проводиться без не одобряемых обществом военных действий. Президент объявил Конгрессу:

«Нельзя жалеть сил на восстановление множества уголков страны, опустошенных войной и долгими годами безвластия. Мы не должны откладывать нашу помощь до конца конфликта. Раз начав, мы будем, не останавливаясь, продолжать строить школы и церкви, вводить в действие суды, развивать промышленность, торговлю и сельское хозяйство. Таким образом филиппинский народ сможет ясно увидеть, что в американском, присутствии нет корыстных целей, и оно направлено лишь на обеспечение свободы и благосостояния Филиппин».4

Фактически Отис и его штаб были полностью дезориентированы п ситуации. Они не понимали, что видимость разгрома повстанческой армии в действительности была следствием решения Агинальдо отказаться от традиционных боевых действии. Вмес то этого легкость, с которой американская армия добилась своих целей но всей территории Филиппин, принесла обманчивое чувство безопасности, затмевающее тот факт, что оккупация и умиротворение — то есть процесс установления и поддержания мира — вовсе не одно и то же.

Весной 1900 года но южному Лусону совершил путешествие корреспондент «Ныо-Йорк Геральд». Увиденное нм «едва ли соответствовало оптимистическим докладам», исходящим из манильских штабов: «Повсюду продолжается борьба — это повсеместная, почти всеобщая ненависть к американцам ».хп События показали, что для победы над мя тежом требуется намного больше солдат, чем для того, чтобы рассеять регулярную армию повстанцев. К моменту завершения конфликта на Филиппинах присутствовало уже две трети армии, которой Соединенные Штаты обладали на тот момент...

Образ действии повстанцев

Наступление Отиса завершилось болезненным для руководства мятежников подтверждением их неспособности открыто противостоять американцам. Поэтому 19 ноября 1899 года Агинальдо решил, что отныне повстанцы должны перейти к партизанской войне. Одни из руководителей мятежа в приказе своим войскам определил стратегию этой войны, как необходимость «беспокоить врага повсюду одновременно», не забывая о том, что «наша цель — не победить противника, что трудно достижимо ввиду имеющегося превосходства в числе и вооружении, а вынудить его нести непрерывные потери, которые подорвут его боевой дух и заставят признать паши права»." Другими словами, повстанцы желали использовать традиционное преимущество партизанской тактики — способность вести продолжительные военные действия, пока враг не устанет и не отступится.

Агипальдо укрылся в горах северного Лусона па базе, местоположение которой было неизвестно даже его ближайшим соратникам. Разделив Филиппины на партизанские округа, он доверил руководство каждым повстанческому генералу, а каждый сектор округа — полковнику или майору. Агипальдо шатался управлять боевыми действиями посредством системы курьеров, передающих кодированные сообщения, по этот вариант оказался медленным и ненадежным. Не имея над собой эффективной системы управления и обратной связи, командующие округов вынуждены были действовать, как самостоятельные полководцы, командуя сразу двумя типами партизан. Первым из них были бывшие солдаты Армии Освобождения, теперь ставшие военной элитой революционного движения и постоянно находящиеся на нелегальном положении, а вторым — ополчение, расходившееся но домам после каждого боя. По мысли Агипальдо, регулярные силы должны были действовать малыми отрядами от тридцати до пятидесяти человек, по па деле обеспечить поддержание их численности не удавалось, и зачастую приходилось оперировать более мелкими группами.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.