Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Змеиные джунгли - Страница 9

Возможно, наиболее неї іриятиьім сюрпризом в итоге битвы оказался кризис в отношениях между армией и флотом Соединенных Штатов. Дьюи заявил военным корреспондентам, что он сделал все для практически бескровной передачи власти над городом, и ненужными потерями сухопутные войска обязаны лишь собственному тщеславию. Командующий штурмовавшими войсками генерал в ответ опубликовал отчет, где утверждал, что армия взяла Манилу без какой-либо помощи со стороны флота.

Укрывшись в безопасности за стенами Старой Манилы, американцы выпустили воззвание, гласившее, ч то Соединенные Штаты не собираются вести войну с пародом Филиппин. К исходу года президент Уильям Мак-Кинли подчеркну;! этот момент, заявив, что американская политика основана на стремлении к ненасильственной ассимиляции, отечески направляющей младшего партнера па путыгросве-щения п порядка. Конечно, для достижения этом благой цели необходимо было полностью оккупировать острова.

Но осознавая трудности этой задачи, Мак-Кинли втянул армию Соединенных Штатов в насильственное установление законности на всей территории островов. В то же время он отдал приказ защищать жизнь, имущес тво п гражданские права филиппинцев. Таким образом Мак-Кпили поставил перед армией двойственную задачу, равно затрагивающую как военные, так и гражданские аспекты. Президент был убежден, что филиппинцы, поняв чистоту американских намерений, не окажут сопротивления оккупации островов. Как И Агипальдо несколько ранее, он ошибался...

В течение полугода после капитуляции испанцев положение оставалось напряженным. Около 14 тысяч солдат Соединенных Штатов охраняли окрестности Манилы, спешно превращая город в витрину, демонстрирующую преимущества мирной ассимиляции. В это время силы повстанцев, переименованные в Армию Освобождения, численностью примерно 30 тысяч человек, неплотным кольцом окружали столицу. Агинадьдо, чувствовавший себя преданным американским руководством, готовился к войне. Со своими ипсур-ректос, как называли их американцы, он не намеревался допустить смены одного колонизатора другим. Агипальдо предупредил, что его правительство готово к борьбе, если Соединенные Штаты попытаются овладеть территориями, подконтрольными повстанцам. Находясь во власти заблуждений Мак-Кинли относительно того, что недовольство филиппинцев лишь временное, командующий американскими войсками генерал Илпелл Отис избегал провоцировать повстанцев. Неизбежным итогом этой политики стало вооруженное столкновение вечером 4 февраля 1899 года, переросшее в полноценные боевые действия.

На следующий день президент Агипальдо выпустил воззвание к филиппинскому пароду, объявляющее о начале войны. Он объяснял, что пытался избегнуть конфликта, но «все

Lioitiia im Филиппинах в 1<S’9<S’ 1H99 гоїкіл

2-1793и

Мои попытки были бессильны перед безмернои надменностью правительства Соединенных Штатов... которое восприпима-ло меня, как мятежника, когда я отстаивал высшие интересы моей страны».1

Па краю победы

Американо-филиппинская война имела два четко выраженных этапа. Па нервом па них, продолжавшемся с февраля по ноябрь 1899 года, солдаты Агппальдо действовали как регулярная армия н сходились с американцами в о ткрытом противоборстве. При полном отсутствии какой бы то ни было определенной стратегии — революционная среда никогда не порождала стратегов высокого класса, и Аги-пальдо подтвердил это, с головой потонув в военном деле — попытки филлипинцсв оставались сосредоточены па обороне запятой территории. Этим попыткам явно не хватало фантазии, поскольку все они сводились к размещению частей повстанцев между американскими войсками и их целями.

Понятно, что в традиционных военных действиях американская армия легко добивалась успеха. Достаточно было обнаружить противника и навязать ему бой, чтобы превосходящая огневая мощь сделала свое дело. Перевес был настолько очевидным, что генерал Отис заявил, будто может с тремя тысячами солдат пройти Филиппины из конца в конец, п вся повстанческая армия не в силах будет этому воспротивиться.

Традиционная военная наука утверждает, что когда одна из воюющих сторон не в состоянии сопротивляться свободному передвижению другой по своей территории, война может считаться практически проигранной. Действительно, к осени 1899 года уже казалось, что военное давление в сочетании с политикой ненасильственной ассимиляции привело к убедительным результатам, а Отис в ожидании удобного

Для боевых действий сухого сезона на Лусоне уже готовился к последнему победоносному наступлению.

Однако, погрязнун н мелочах, тяжкий труд Отиса затя-I инался до бесконечности. По меткому наблюдению журналиста, описывавшего действия генерала, тот «находился в низине, пользуясь микроскопом, н то время, как верпее было бы подняться на вершину, вооружившись подзорной трубой».1 Макартур был более беспощаден к коллеге, уподобляя Отиса «опрокинутому паровозу, бешено вращающему колесами впустую».’ К несчастью, та небольшая часть филиппинской элиты, что обитала в Маниле, убеждала генерала в том, что он сам жаждал слышать — а именно в том, что большинство достойных филиппинцев жаждет американского владычества. Эго заблуждение лишь усиливалось инстинктивным стремлением Отиса к излишней осторожности, выражавшейся в желании выиграть войну, не расходуя ресурсы попусту.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.