Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Золото Кубанской Рады - Страница 3

Спустились тропкой по теплой ложбинке, к реке. Гладкоствольные молодые дубки с курчавыми кронами, как сквозь сито, просеивали ветерок, спадающий с противоположной стороны поля. Пахло прибрежными травами, вязкой глиной. Сыпались с веток на землю красные бусинки — ягоды волчьего дерева.

Всю, насколько хватало взора, испещренную камышовыми зарослями балку, по которой мы гуляли, простором которой любовались, — называют издавна крыловчане одним словом — Бурсаки. Интереса ради спрашивал у самых заядлых, природных «донкихотов»: откуда пошло такое название. Удивленный взгляд и — молчок: мол, Бурсаки и Бурсаки... Недавно сам из достоверного источника узнал, что у его имени славное историческое «вчера». Со времен оных здешние земли окрест были что ни на есть запасные, казачьи. Войско Черноморское сдавало их в аренду коннозаводчикам. По ее условиям, только самая незначительная часть могла быть распаханной. Но коннозаводчики делали все наоборот. За исключением одного — казачьего полковника Павла Павловича Бурсака, который арендовал под табун в тысячу лошадей огромный участок целины — от Дурноселивки (ныне ст. Челбасской) до Крыловской и далее на север. Кони его, внука Войскового атамана, достославного Федора Яковлевича Бурсака, любили забираться в богатую травами балку, береговыми, вытопченными тропами — в хмеречи, кущи. Табунились у кургана, который позже назовут Луцевой могилой, и влюбленными парами, отбившись, уходили в степную даль. Красивые и сильные, кони шли в ремонт в Харьковский и Одесский военные округа, и за границу тоже — в Австрию и Болгарию. Отслуживших свой срок военной службы охотно запрягали в конки, которые раскатывались по старой, музыкальной Вене. Благодарные европейцы, издревле понимающие толк в лошадях, звали кубанских «коньков-горбунков» непременно «бурсаковскими».

—  Так вот почему балка называется Бурсаками! — воскликнул мой друг Леня Мирошниченко.

—  А мне еще моя старенькая бабушка рассказывала о красивых лошадях, что табунами ходили за станицей, в балке...

С высоты кургана балка Бурсаки как на ладони. Представьте, век назад на этой равнине, перепоясанной сагами, полыхали белые ковыли, красные маки, синие колокольчики — цветы всех оттенков радуги.

... Перестук копыт. Спешились два казака, высокие, дородные — то Павел Павлович Бурсак и его верный табунщик Федор Яковлевич Скиба. Скоро первый, завернувшись в бурку, уснет под высокими Серебряными звездами, а второй, поддерживая огонек костерка, запоет тихонько любимую песню. И старая задумчивая дорога, с чуткими, ушастыми листьями лопуха, припорошенного вековой пылью, будет до утра сторожить покой своих сынов. Было ли так? А почему бы и нет!

Слушаем шорохи старой дороги, всплески тихой реки Челбас (с тюркского — «ковш воды»). Неожиданно Юрий Харчук заговорил о речных кладах.

— Недавно один мой знакомый подарил в музей кладоискателей России газету «Советская Кубань», которую хранил более сорока лет. — И Юрий развернул ее, пожелтевшую от времени, но такую теперь притягательную. — Любопытен в ней очерк «Тайна черной чаши» — о гулебском городке Дурное сливка. Еще во времена оные его населяли пришлые люди, казаками прозываясь.

Вольготно жили: дичи, рыбы вдоволь. Выпасы для коней и скотины — не меряно. Что еще надо? Да вот беда навалилась...

—  Где же это место? — посыпались вопросы.

—  Юра, не томи. Лучше уж прочти очерк.

—  Братцы, утомлю...

—  Пожалуйста, самый интересный отрывок...

—  «Любо, братцы, любо!» Слушайте...

«В те часы Осман-паша вел своих янычар в степь. Пронюхал он — ногайские ханы надумали передаться русским, стать подданными России. Богатый кусок земель отходил от Турции. Как бы удержать его? Паша хитер — вез ханам великий подарок, чтоб ублажить ногайцев, не дать им ходу на русскую сторону.

Спешил паша и... заблудился в степи. Кружит возле кургана. Ночью-то без зоряного неба дорогу не отыскать. Гибель, догадывается, неминуема. Наступит утро — донцы вмиг на след нападут и Суворову доложат. Подозвал к себе паша Селима — наивернейшего служку своего и говорит:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.