Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Золото Кубанской Рады - Страница 8

В отрогах хребта Пшаф

Найдем на карте Краснодарского края станицу Калужскую и отметим, что она уединилась там, где начинают возвышаться горы Северного Кавказа. К югу, сразу за станицей, тянутся лесистые отроги хребта Пшаф, изобилующие местами, где, как иголку в стоге сена, можно спрятать груз с бессчетного количества подвод...

О первой неудачной попытке полковника Покровского вернуться победным маршем в Екатеринодар, мы уже говорили. Не дождавшись подхода добровольческой армии генерала Корнилова, он вынужденно отвел свой отряд от столицы края по направлению на восток. 10 (23) марта 1918 года Покровский попытался войти в аул Вочепший, но встретил такое яростное сопротивление красногвардейцев, что, буквально, не отступил, а побежал к горам...

Вот как описан этот эпизод в книге А. И. Деникина «Поход и смерть генерала Корнилова»: «Неудача в поисках Добровольческой армии, непонятное метание отряда и недоверие к командованию вызвали в войсках сильный упадок духа. Аула не взяли (мы были в этот вечер всего верстах в 30 от Вочепшия), и расстроенный отряд ночью, бросая обоз, без дорог устремился по направлению к горам на станицу Калужскую...»

Думается, в такой панической ситуации дело не дошло до бросания подвод из обоза с сокровищами Рады. Но сама ситуация заставила руководство Рады и командование войсками призадуматься о сохранении ценностей.

12 (25) марта, после ожесточенного боя с местными большевиками, Покровскому удалось овладеть станицей Калужской, где его отряд получил небольшую передышку. А тут и Корнилов подоспел, вошел в аул Шенджий. Там, на другой день, и состоялась первая встреча молодого генерала Покровского с вождем добровольческой армии. Переговоры были непростые, ибо руководство ККР стремилось сохранить свою самостоятельность, иметь свою Кубанскую армию. Корнилов возражал и был непреклонен.

Тогда-то председатель Рады Николай Степанович Рябовол с товарищами решили: прежде чем объединить обозы Рады с обозом добровольческой армии, надо укрыть в горных лесах наиболее громоздкую часть сокровищ. Говорят, что эту операцию возглавил лично Н. С.Рябовол. Он — один из немногих знавших тайну клада в горах — был убит 13 (26) июня 1919 года в Ростове-на-Дону в гостинице «Палас-отель». Загадка преступления осталась нераскрытой. Одни казаки считали, что Николай Степанович поплатился за идею самостийности Кубани и пал жертвой агентов деникинской контрразведки. Другие связывают его смерть с золотом Рады.

Поговаривали, что генерал Покровский, по ходу своего последнего бега из Екатеринодара, заглядывал в таницу Калужскую со своей свитой. Но «красные» наседали и под их напором бывшему главкому Кубанской армии пришлось побыстрей уходить в Новороссийск. Там он узнал, что новый командующий белой гвардией барон Врангель отказал ему в должности. Тогда Виктор Леонидович Покровский эмигрировал в Болгарию, не без надежды вернуться за кладом. Но и он вскоре был убит...

Гибельный рок витал над судьбами людей, причастных к тайне золота Кубанской Рады.

Под Новороссийском

На дне Черного моря, в четырех милях к востоку от Мысхако (северная широта 44 градуса 37 минут 42 секунды, восточная долгота 37 градусов 49 минут 42 секунды), на глубине 43 метров лежит эскадренный миноносец «Громкий», затопленный экипажем в начале суток 18 июня 1918 года. Загадка одиночного затопления этого корабля привлекла внимание многих историков. По сей день она не разрешена до конца.

Почему командир э. м «Громкого» старший лейтенант Н. А. Новаковский вечером 17 июня был намерен вернуться в Севастополь вместе с эскадрой каперанга Тихменева, вывел корабль на внешний рейд, а затем вдруг выполнил требование революционных моряков и затопил его у Мысхако?

Есть совершенно невероятная версия, что виной таких колебаний Новаковского послужило часть золота Кубанской Рады, которая непредсказуемым путем попала в трюм его эсминца...

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.