Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Золото Кубанской Рады - Страница 9

Автор этой версии, старый революционер-моряк, давно умер. Помню его, беседовал с ним, прочитал его собственное описание жизни в объемистой общей тетради. В газете «Новороссийский рабочий» опубликован о нем очерк под названием «Матрос с "Гангута"». И хотя мой герой действительно был награжден орденом Октябрьской Революции, рассказ о нем вызвал негативную реакцию других ветеранов Великого Октября. Правда, и меня смущали заграничные приключения «Матроса с "Гангута"» (будем так называть его, чтобы не беспокоить потомков). Он, якобы, после суда над гангутцами сбежал за границу и пешком обошел чуть ли не все страны Ближнего Востока. Общая сумма пройденного километража, по его подсчетам, приближалась к 10 тысячам километров! Расстояние от Москвы до Владивостока!

Отсюда и недоверие к другим рассказам «Матроса с "Гангута"». Приходится утешать себя поговоркой: за что купил, за то и продаю...

После Великого Октября наш герой вернулся на Родину, в Новороссийск. Здесь он немедленно влился в отряд революционных моряков Черноморского флота, который в начале 1918 года принял от местных рабочих вагоноремонтного завода бронепоезд «Борец за свободу». «Матрос с "Гангута"» был на бронепоезде комендором, наводчиком главного орудия. В апреле 1918 года, когда генерал Корнилов попытался штурмом овладеть Екатеринодаром, бронепоезд «Борец за свободу» участвовал в обороне города. Если хоть чуть-чуть верить нашему герою, то именно его надо было наградить за снаряд-гранату, который точно попал в комнату, где находился вождь белогвардейского воинства. Генерал Корнилов был убит утром 31 марта (13 апреля) 1918 года.

Затем наш герой с легким ранением попал в госпиталь, где случайно познакомился с умирающим человеком, который оказался братом флотского офицера Новаковского. Якобы, он до прихода в Екатеринодар «красных» был доверенным лицом у главы правительства Кубанской Рады Луки Лаврентьевича Быча. Перед смертью этот загадочный чиновник подарил «Матросу с "Гангута"» серебряные часы фирмы «Буре» и попросил его передать брату прощальное письмо.

Опасаясь стать невольным пособником белой контры, наш герой, разумеется, не постеснялся вскрыть конверт. И не зря! Письмо было написано на оборотной стороне клочка топографической карты и оказалось зашифрованным. Странный, совершенно непонятный набор из букв. И подпись странная: «Монтигомо Ястребиный Коготь». А на карте в излучине Кубани под станицей Елизаветинской стоял крестик...

Заинтригованный моряк, по возвращении в Новороссийск, отыскал Новаковского на эсминце «Громкий», который в то время стоял на швартовых у эстакадного причала порта. Передав ему послание брата, наш герой решил проследить за действиями командира корабля, завел дружбу с членами экипажа, входящими в революционный судовой комитет. От них он и узнал, что группа моряков во главе с главным боцманом, ездила под Екатеринодар и привезла на корабль четыре больших деревянных ящика, обитых железом. Эти ящики, якобы с боеприпасами, были погружены в трюм корабля и заперты на замок.

От моряков, которые участвовали в доставке ящиков, «Матрос с "Гангута"» узнал, что их выкопали на том месте, где перед белогвардейским штурмом Екатеринодара был сосредоточен обоз добровольческой армии и Кубанской Рады под охраной войск генерала Маркова. После гибели Корнилова генерал Деникин принял решение отступать на Дон. Перед уходом на север часть груза из обоза Кубанской Рады, по распоряжению Л. Л.Быча, была спрятана в землю...

Кстати, Лука Лаврентьевич Быч в свое время начинал карьеру в Новороссийске, работал секретарем городской Управы, был кандидатом на пост городского Головы. После избрания атаманом Кубанского Казачьего Войска полковника А. П.Филимонова Быч отказался быть главой правительства, участвовал в «Ледяном походе» рядовым членом Законодательной Рады. Он умер в эмиграции, в 1945 году.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.